О стандартах Smart Grid в России: «Не стоит изобретать велосипед, надо брать лучшее c учетом российской специфики»

О позиции национального органа по стандартизации по вопросам Smart Grid рассказывает заместитель руководителя Росстандарта Александр Зажигалкин.
 
Говоря о стандартах в сфере Smart Grid, сразу отмечу, что России в ближайшем будущем только предстоит сделать то, что сегодня делают наши коллеги за рубежом.

В частности, вопросы интеллектуальных энергосетей уже рассматриваются государствами в течение нескольких лет, и связано это с необходимостью перехода к комплексному подходу к организации деятельности в энергетической сфере. Мы понимаем, что в силу технического прогресса и экономических потребностей модифицируется управление всеми этапами жизненного цикла продукции. Как следствие, возникают вопросы, связанные с появлением новых источников генерации, используемых видов энергии. На наш взгляд, именно интеллектуализация энергосетей может стать тем самым рычагом управления в энергетике и в энергобизнесе в целом. Это некий единый источник управления, который позволит сделать энергосистемы более современными и эффективными.



Речь идет не только об электроэнергетике. Мы начинаем с нее в силу разных причин, прежде всего технических. Но это относится и к иным областям энергетической деятельности.

Следует подчеркнуть, что Россия начинает уделять достаточно серьезное внимание росту и формированию интеллектуальных энергосетей. Факторов здесь несколько. К сожалению, прежде всего, это внешний фактор – серьезная активность на национальном уровне других государств. Европа предпринимает значительные усилия в этой области, включая активность на региональном уровне. Действуют отдельные программы в Японии, в Корее, огромный прогресс виден у Китая. И Россия должна на это реагировать. Второй фактор – внутренний. Корректировка прогнозов социально-экономического развития страны на определенную перспективу вперед заставляет говорить о принципиальном вопросе выбора дальнейшего пути развития.

Первый путь – энергетический, в этом случае предполагается дальнейшее формирование и укрепление России как некой энергетической сверхдержавы с огромным упором на развитие энергетического сектора и поддержку со стороны остальных секторов экономики. Второй путь – инновационный. Речь идет о комплексном развитии наиболее интеллектуальных отраслей экономики, к сожалению или к счастью, с безусловным упором на энергетику.

В жизни, вероятнее всего, не выиграет ни первый, ни второй вариант, будет найден некий компромисс. Но сам подход говорит о том, что нам необходимо переходить от приоритетного развития энергетики к комплексному развитию экономики с использованием современных достижений в области ИТ-технологий. Smart Grid в этом контексте – это один из ответов на вопрос, в каком направлении двигаться России с точки зрения комплексного социально-экономического развития.

Хотелось бы особенно подчеркнуть роль стандартов в области энергетики и Smart Grid. С нашей точки зрения стандарты в этом смысле – весьма уникальный инструмент. Поскольку с одной стороны это не законодательное регулирование, что создает определенную степень свободы формирования нормативно-технической базы. С другой стороны, стандарты позволяют интегрировать усилия по разным аспектам в области управления энергетики. Это не только уменьшение энергопотребления, но и, например, решение экологических вопросов. На этот аспект сегодня указывает изменение климата. В данном случае, как мы всегда говорим, стандарты являются одним из основных элементов обеспечения устойчивого развития, то есть комплексной реализацией трех задач: экономической, социальной, экологической. В этом смысле стандарты позволяют реализовать все три аспекта и, соответственно, обеспечить реализацию дальнейшего движения вперед.

Стандарты имеют еще целый ряд дополнительных возможностей в области энергетики и Smart Grid – курс на энергоэффективность, возможность продвижения новых технологических разработок и установление требований к продукции и технологиям, а также осуществление сопоставительного анализа в энергетической сфере и области энергоаудита.

На самом деле предложений по стандартам достаточно много, и здесь прослеживается большая зависимость от системы, от архитектуры, которая возобладает в этой деятельности. Относительно Smart Grid хотелось бы обратить внимание, что активность в этой сфере достаточно большая, но пока мы видим, что существует несколько решений для формирования сети. Вопрос также заключается в том, какое место должна занять интеллектуальная часть. Где должен быть «интеллект» в вопросах, связанных с генерацией, передачей, распределением и энергопотреблением. Важно определить место для «умного» управления в области Smart Grid. В тоже время мы четко понимаем, что такое решение в ближайшее время, скорее всего, будет найдено на международном уровне. В этом смысле значима деятельность Международной электротехнической комиссии (МЭК). Мы надеемся, что именно там будет выработана окончательная архитектура Smart Grid, позвоночник, костяк Smart Grid, на базе которого пойдет дальнейшее развитие на региональном и национальном уровнях.

Хочу подчеркнуть, что для Smart Grid, в отличие от предыдущей идеологии в области энергорегулирования, характерна активная роль потребителя. Мы видим, что он может занимать место не только вне системы, получая необходимое количество энергии, но и за счет своих активных действий, вовлеченности в систему, он может определенным образом влиять на ее развитие и выступать как производитель, например, при использовании солнечных батарей и т.д.

Что касается нормативно-правовой базы РФ в области энергетики и энергоэффективности, она у нас формируется по нескольким системам.

Прежде всего, частично в рамках ФЗ №184 о техническом регулировании, в рамках которого разрабатываются технические регламенты, затрагивающие вопросы энергетики и энергоэффективности. Вторым уровнем принимаются документы по стандартизации. В этой области в России воспринят новый европейский подход, при котором система регулирования рассматривается как сочетание двух элементов: обязательные требования излагаются в соответствующих технических регламентах, как в директивах ЕС, и при этом существует целый комплекс стандартов в поддержку технических регламентов.

В рамках законодательства об энергоэффективности в России действует ФЗ № 261 об энергосбережении. В этой сфере европейский подход пока не сформирован. Закон предполагает принятие целого ряда нормативных актов правительства России. Предусмотрено также применение нормативно-правовых актов на уровне федеральных органов исполнительной власти. К сожалению, в данной «пирамиде» стандарты не предусмотрены. Полагаю, что это ошибка, которая со временем может и должна быть исправлена.

Относительно организации деятельности в области стандартизации в энергетической сфере и сфере Smart Grid следует отметить следующее. В России действуют 15 технических комитетов по стандартизации, затрагивающих вопросы регулирования в области энергетики. Наиболее близки к тематике Smart Grid несколько технических комитетов. Прежде всего, это технический комитет №039 (ТК-039) «Энергосбережение, энергетическая эффективность, энергоменеджмент», который был создан в 2009 году на базе ВНИИНМАШ.

Стоит обратить внимание на ТК-016 «Электроэнергетика», созданный в 2006 году. Сейчас идет его реорганизация, скорее всего, он будет функционировать на базе НП «ИНВЭЛ». Возможно, именно этот комитет должен координировать осуществление деятельности технических комитетов в области интеллектуальных электрических сетей.

Большую активность проявляет ТК-330 «Процессы, оборудование и энергетические системы на базе возобновляемых источников энергии», созданный в 2010 году.

Тем не менее, на данный момент единого координирующего центра стандартизации в области интеллектуальных энергосетей в России пока нет. Попытки интегрировать эту деятельность предпринимались в рамках межотраслевого совета по стандартизации в электроэнергетике, но вообще-то сфера деятельности данного органа затрагивает значительно более широкий круг вопросов. Есть надежда, что технологическая платформа «Интеллектуальная энергосистема России» возьмет на себя вопросы координации этой деятельности в области стандартизации. В любом случае, нам не хватает позиции Минэнерго по данному вопросу. Уверен, что в сотрудничестве с ними найти такую интеграционную площадку, которая позволит скоординировать деятельности в области стандартизации интеллектуальных энергосистем, будет проще.

Говоря о работе в области стандартизации, нельзя сказать, что в России ничего не делается. Реализуются планы и программы национальной стандартизации. Действует специальная программа по стандартизации в области энергоэффективности, которая включает в себя 728 стандартов и поэтапно реализуется. Она затрагивает различные вопросы, в том числе в рамках этой программы разрабатывается около 50 стандартов по Smart Grid.

Следует подчеркнуть, что вряд ли на данном этапе Россия может сформировать какую-то собственную национальную модель нормирования в области интеллектуальных энергосетей. Мы используем успешные наработки, реализуемые на международном, региональном, национальном уровнях. В этом есть свои минусы и плюсы. Во-первых, мы можем учесть те ошибки и проблемы, которые возникают в текущей деятельности у стран-лидеров в этом направлении. Во-вторых, нам никто не запрещает учесть национальные особенности, особенно в организационной сфере. И, в-третьих, вместо того, чтобы заново «изобретать велосипед», рациональнее использовать опыт наших коллег в рамках международных и национальных организаций.

Главный ориентир для России в сфере интеллектуальных энергосетей – деятельность Международной электротехнической комиссии (МЭК). МЭК уделяет этой деятельности самое серьезное внимание, более 20 технических комитетов МЭК занимаются вопросами, в той или иной степени связанными со Smart Grid. В рамках МЭК действует стратегическая группа по Smart Grid, которая подготовила Smart Grid-road – «дорожную карту». Этот документ может стать основой при стандартизации Smart Grid в России. С содержанием данного документа можно ознакомиться на сайте МЭК. В нем представлены концепция регламентации Smart Greed, архитектура системы, дана терминология, раскрыты наиболее острые проблемы в данной области. В документе также актуализирован перечень стандартов по Smart Grid, которые сегодня регулируют эту деятельность – их более 100.

Уверен, что «дорожная карта» МЭК по Smart Grid позволит России значительно быстрее двигаться вместе с мировым сообществом.

Что касается иных инициатив в области энергоэффективности, хотелось бы обратить внимание на деятельность в области энергоменеджмента. Мы понимаем, что необходимо устанавливать требования не только к энергопродукции и сетям передачи энергии, но формировать требования к процессам управления энергетикой на предприятиях. Стандарт ИСО 500001, который вышел в 2011 году, является результатом длительной серьезной деятельности. Он разработан на основе ряда зарубежных национальных стандартов в области энергоменеджмента, принятых в ряде европейских государств – Дании, Швеции, Ирландии.

В 2012 году после долгих обсуждений будет утвержден наш национальный стандарт ГОСТ Р ИСО 50001. Мы надеемся на принятие данного документа к осени 2012 года, тем более, что еще до его выхода в свет к нему возник огромный интерес. Безусловно, данный стандарт будет иметь серьезное влияние на энергетическую сферу и будет востребован.

Серьезный вызов и большие возможности для создания нормативной базы в Smart Grid – это формирование единого экономического сообщества в рамках Таможенного союза. Многие акценты в нормативной области постепенно переносятся в сферу деятельности Таможенного союза. В сфере энергетики в настоящее время разрабатываются два технических регламента. Близится к завершению проект технического регламента по информированию потребителей об энергоэффективности электрических энергопотребляющих устройств. Подготовлена окончательная редакция этого документа, есть надежда на его принятие в 2012 году. Также разрабатывается технический регламент о требованиях к энергетической эффективности электрических энергопотребляющих устройств. По меньшей мере, второй документ в той или иной степени затронет вопросы Smart Grid.

Следует упомянуть, что и на межгосударственном уровне – в рамках межгосударственного совета по стандартизации, метрологии и сертификации СНГ (МГС СНГ) – реализуется межгосударственная программа стандартизации в области энергоэффективности, разработанная на основе российской программы. Естественно, что в межгосударственной программе также запланированы к разработке стандарты в области Smart Grid.

В заключение хотелось бы отметить, что в ближайшее время в Российской Федерации предстоит много сделать для формирования современной нормативно-правовой и нормативно-технической базы, обеспечивающей возможности успешного развития интеллектуальных энергосетей. Прежде всего, необходимо решить некоторые более общие вопросы. Так, подлежит корректировке федеральный закон об энергоэффективности.

Крайне необходим федеральный закон о стандартизации. Возможно, он не касается непосредственно Smart Grid, но он призван решить важнейшую проблему – формирование эффективных механизмов использования стандартов для поддержки нормативно-правовой деятельности в России. К сожалению, в России ни законодатель, ни федеральные ведомства порой не понимают, как можно использовать стандарты для их текущей нормативно-правовой и управленческой деятельности. Для России это достаточно серьезная проблема и мы считаем, что в рамках федерального закона удастся найти решения, стимулирующие применение стандартов в экономической жизни.

Параллельно потребуется найти целый ряд более локальных решений: по вопросам нормативно-правового регулирования Smart Grid, формирования технических требований к интеллектуальным энергосетям. При этом необходим поиск экономических механизмов стимулирования, мотивации применения интеллектуальных сетей.

Самое главное: России следует опираться на имеющиеся наработки на международном и региональном уровнях, использовать опыт ИСО, МЭК, Евросоюза. На базе этого опыта, уверен, Россия сможет сформировать и эффективно реализовать собственную программу, руководствуясь принципом: брать все лучшее, при этом учитывать национальную специфику.


Источник: SmartGrid.ru

«РуДанЭнерго» о международном сотрудничестве в сфере энергоэффективности

Интервью директора «РуДанЭнерго» Майкла Виберга Педерсена и советника по энергоэффективности «РуДанЭнерго» Анны Челноковой порталу SmartGrid.ru.
Российско-датский центр по энергоэффективности («РуДанЭнерго») был создан в 2011 году в результате достигнутых договоренностей между «Российским энергетическим агентством» (РЭА) и Датским энергетическим агентством министерства климата и энергетики королевства Дании. Изначально целью его образования стало развитие контактов между российскими и датскими организациями в сфере энергоэффективности и энергосбережения. О том, какую работу ведет «РуДанЭнерго» сегодня, какие задачи ставит перед собой и какие датские энергоэффективные технологии применимы в России, в интервью порталу SmartGrid.ru рассказали директор центра Майкл Виберг Педерсен и советник по энергоэффективности «РуДанЭнерго» Анна Челнокова.

SmartGrid: Для чего было создано «РуДанЭнерго»?

Майкл Виберг Педерсен: «РуДанЭнерго» было создано с целью подготовки общей платформы для ключевых игроков из Дании и России в области энергоэффективности и энергосбережения. Это делается для оптимизации и развития энергоэффективности в России.

Анна Челнокова: Основная задача центра – помочь России стать более энергоэффективной. Россия и Дания – страны со сходным холодным климатом, однако Дания начала переходить на энергосберегающие технологии на почти 40 лет раньше, поэтому некоторый опыт, наработанный датчанами, может быть применен и в нашей стране.

SG: Какую работу ведет «РуДанЭнерго» в России? Какие проекты реализуются совместно с РЭА?

МВП: Мы проводим рабочие встречи, круглые столы, конференции, тематические семинары, организуем поездки делегаций в Данию и Россию. На основе датского опыта «РуДанЭнерго» предлагает активную консультативную поддержку в сфере энергоэффективности и энергосбережения для федеральных, региональных и муниципальных органов власти, а также частных российских компаний.

АЧ: С РЭА мы в той или иной мере сотрудничаем во всех наших проектах. Агентство координирует деятельность по энергоэффективности и энергосбережению, занимается развитием законодательства в этой области, разработкой программ энергоэффективности в регионах, организует обучение, является оператором государственной программы энергоэффективности до 2020 года и формирует единую площадку для взаимодействия всех участников рынка энергетической отрасли. За несколько лет с момента своего создания РЭА проделало огромную работу по продвижению энергоэффективных технологий.

«РуДанЭнерго» также имеет опыт сотрудничества с Минэнерго, Минэкономразвития и с торговым представительством России в Дании.

SG: Проявляют ли датские энергокомпании интерес к российской энергетической сфере? Какой? Каковы результаты?

МВП: Датские компании в сфере энергоэффективности, такие, как Broen, BWE, Danfoss, ERA-Power, FLSmidth, Grundfos, Eagle Burghman, Ramboll и Vestas уже давно заинтересованы в сотрудничестве с Российской Федерацией. У большинства из них уже есть и производства и даже несколько представительств в российских регионах.

Например, компании Grundfos, Danfoss и Broen открыли производства в России, а также взаимодействуют с различными российскими предприятиями. У компании FLSmidth построены энергоэффективные цементные фабрики по всей России, компания Vestas принимает активное участие в разработке рамочных документов для развития в стране ветроэнергетики. Все вышеперечисленные компании обладают ценными знаниями и технологиями для продвижения энергоэффективности в России.

SG: С какими российскими компаниями взаимодействуете?

МВП: Датские компании сотрудничают с большим количеством российских компаний, от «Газпрома» до небольших организаций, от Калининграда до Владивостока.

АЧ: В данный момент мы ведем переговоры сразу с несколькими крупными российскими компаниями по поводу их членства в «РуДанЭнерго». Первым российским членом центра стала «Эра-Павер», производящая систему очистки для котлов по датской технологии.

SG: Как Вы оцениваете развитие энергосберегающих и энергоэффективных технологий в России?

МВП: Что касается повышения энергоэффективности, Россия идет в правильном направлении, но многое еще предстоит сделать. Прилагаются большие усилия для внедрения и продвижения энергоэффективных технологий, но эффект уменьшается из-за регулирования и возникающих конфликтов интересов. В большинстве случаев у генераторов есть прямой интерес в том, чтобы вырабатывать как можно больше энергии, дистрибьюторам выгодно распространять как можно больше, ну и потребителям – потреблять как можно больше. Но для того чтобы Россия стала более энергоэффективной, все должно быть наоборот. У потребителей должны быть преимущества от экономии энергии. Это позволит дистрибьюторам продавать меньше энергии, а производителям сократить генерацию, и таким образом ограничить использование энергетических ресурсов.

АЧ: Хочу отметить, что за последние пять лет философия в области энергосбережения в России изменилась к лучшему. Многие представители российского бизнеса осознали, что энергоэффективность – это не кнут, который прописан к исполнению законодательно, а инструмент, позволяющий повысить результативность производства. Однако некоторые скептики все еще остались. Я уверена, что они смогут изменить свое мнение, увидев результаты применения современных энергоэффективных технологий.

Дания является одним из мировых лидеров в сфере развития «зеленой» энергетики и энергоэффективных технологий, что обеспечивает позиции страны как важного партнера для Российской Федерации с точки зрения развития международного сотрудничества в области энергосбережения и возобновляемой энергетики. Уверена, что Дания сможет стать надежным партнером в создании энергоэффективной России.

SG: Как идет процесс внедрения энергоэффективных технологий в российских компаниях и учреждениях? С какими сложностями они сталкиваются? Как их можно преодолеть?

МВП: Для многих российских компаний энергоэффективность является чем-то далеким, больше как теоретический принцип. Поскольку в Росси энергия дешевая, интерес к инвестированию в дорогие энергоэффективные технологии ограничен. Следовательно, процесс этот относительно медленный. Для преодоления этой проблемы, потребители должны платить в соответствии с фактическим потреблением энергии, что заставит каждого ее экономить.

Один из способов решения этой задачи – энергосервисные контракты (ЭСКО). Решение обсуждается в России уже давно, но, к сожалению, мало применяется на практике. Примеры есть, например, в Якутии. Специализированная компания предлагает услуги по ЭСКО, что позволяет потребителям экономить в среднем 34% на расходах за отопление. Показатель может достигать 73%.

SG: Как Вы в целом оцениваете ход выполнения программ по энергосбережению и энергоэффективности в регионах России?

МВП: Россия – большая страна, регионы отличаются друг от друга административными и финансовыми структурами, интернациональным развитием, климатом, доступностью ресурсов, инфраструктурой и многими другими факторами. В сферах повышения энергоэффективности предстоит реализовать еще очень многое, но позитивные тенденции уже видны, как и явное желание изменить ситуацию в лучшую сторону.

АЧ: Мы стараемся активно развивать региональное сотрудничество с Россией. Уже подписан меморандум с Краснодаром, планируется в ближайшее время заключить соглашение еще с одним российским регионом. В июле 2012 было подписано соглашение о российско-датском сотрудничестве в Республике Саха (Якутия).

SG: Расскажите о датской специфике существующей системы тепло- и электроснабжения. Какой датский опыт применим в России, включая законодательные инициативы, господдержку и использование энергоэффективных технологий?

МВП: Государственные и коммерческие датские организации уже много лет действуют в России, во многих случаях сотрудничество продолжается еще со времен Советского Союза. Дания – небольшая страна, но ее знания и опыт в области энергоэффективности весьма значительны. Интернациональное энергетическое агентство не так давно опубликовало статью, где описываются все датские достижения в сфере энергоэффективности и энергосбережения, начиная с 1970-х годов. Датские производители энергии используют очень эффективные методы – этой стране принадлежит мировой рекорд по эффективному использованию ресурсов на ТЭС с помощью многотопливных технологий, основанных на угле, газе, биомассе, отходов, воде, солнце и ветроэнергетики.

SG: Какой вид тепло- и электрогенерации – централизованный или удаленный – наиболее эффективен?

МВП: В Дании очень широко распространена система центрального энергоснабжения, но по многим причинам не все потребители имеют возможность ею пользоваться. По моему мнению, решение о применении той или иной системы должно быть принято с учетом ряда технологических и финансовых факторов, поэтому простого ответа на этот вопрос нет. В России еще сложнее, в отдаленных регионах и небольших населенных пунктах концепция районного энергоснабжения не имеет смысла.

SG: Как Вы оцениваете развитие ВИЭ и технологий возобновляемой энергетики в России?

МВП: В принципе, если не считать гидроэлектростанций, то можно сказать, что Россия не использует ВИЭ. Ветроэнергетика до сих пор в России не развита, поэтому объявленная цель об установке ветропарков мощностью 7,7 ГВт к 2020 году мне кажется оптимистичной. Ветроэнергетика имеет значительные перспективы в России, но требует поддержки в части нормативного регулирования, с тем, чтобы обеспечить безопасность в обмен на инвестиции. Биомасса также могла бы быть легко быть включена в структуру энергетики и, в некоторых случаях, даже в существующие планы по модернизации российских электростанций. Это потребует логистической организации сбора биомассы, тем более у России есть огромные биомассовые ресурсы в сферах сельского хозяйства и лесной промышленности.

АЧ: Я считаю, что потенциал для развития возобновляемой энергетики в России велик, однако пока еще недооценен, к сожалению, поскольку наша страна богата запасами невозобновляемых видов топлива. Было бы хорошо, если бы мы начали задумываться о нашей энергетической независимости в будущем и старались сохранить невозобновляемые запасы для следующих поколений, и использовать те виды топлива, которые в буквальном смысле иногда валяются у нас под ногами.

SG: Какие виды возобновляемой энергетики наиболее эффективны?

МВП: На этот вопрос невозможно дать конкретный ответ, так как технологии постоянно развиваются, как и условия и требования. В зависимости от наличия возобновляемых ресурсов каждый регион, по моему мнению, должен применять наиболее выгодные и доступные. Например, в Дании практически не используется гидроэнергетика, так как Дания плоская, как блин. Но, как я уже упоминал, у нас очень много ветра, 30% применяется для энергоснабжения.

SG: Какие направления возобновляемой энергетики, на Ваш взгляд, будут наиболее перспективны в будущем и почему?

МВП: Я уверен в том, что солнечная и ветроэнергетика будут развиваться быстрее, чем другие технологии, учитывая увеличенные выходные мощности от ресурсов. Получение гидроэнергии и энергии из биомассы – это также проверенные технологии, которые могут быть реализованы немедленно и с огромной эффективностью. На мой взгляд, России не стоит сосредоточиваться лишь на одной технологии.

SG: Как Вы понимаете Smart Grid? Как технологии Smart Grid могут помочь повышению энергоэффективности?

МВП: Дания имеет большой опыт работы с интеллектуальной энергетической системой Smart Grid. Она станет основой энергосистем будущего благодаря новым генерирующим источникам и иным видам потребления электроэнергии. Smart Grid характеризуется своей гибкостью и большим количеством используемых источников возобновляемой энергии. Энергетический сектор постепенно приспособлял и укреплял энергетическую систему Smart Grid, применяя все более мощные кабели, создавая подстанции, обеспечивающие доступ к достаточному количеству генерирующей мощности. Потребители были, прежде всего, «пассивны» с предсказуемым и регулярным характером потребления.

С системой Smart Grid появляются совершенно новые перспективы. Потребители смогут взаимодействовать с энергосистемой путем автоматического и интеллектуального управления собственными электроприборами и, таким образом, выступать в качестве ресурса для энергосистемы. Развитее Smart Grid непосредственно связанно с концепцией Smart City, и «РуДанЭнерго» активно сотрудничает с «Российским энергетическим агентством» по вопросам развития концепции Smart City в России.