фильтр

Занимательное краеведение Часть 4


Каменный колодец.
Путешествуя в районе Томузловки, можно встретить и другие, еще более причудливые скульптурные произведения природы. К северо-западу от села Александровского, на поверхности горы Голубиной известен загадочный сухой колодец, глубиной около шести метров. Стены его почти вертикальны. В плане, у верхнего обреза, он овальный, размерами 3,5х3 метра. Его никто никогда не рыл и не бетонировал — это колодцеобразная пещера, сходная с «Каменными сараями», но расположенная вертикально. Она также имеет стенки в виде двуслойных корок из известковистого песчаника. У дна песчаник постепенно переходит в песок. Видимо, вся пещера первоначально была заполнена песком, выбранным жителями для хозяйственных нужд. Прежде думали, что пещера-колодец создана человеком и в ней хранились клады, но кладов не нашлось. Напротив, по соседству, на поверхности плато, обнаружены выступающие из песка гребешки подобных трубообразных конкреций меньшего размера, от 1 до 2-х метров в поперечнике. Все эти образования возникли в толще песка, слагающего гору Голубиную, путем цементации его известью, растворенной в движущихся вверх и вниз грунтовых водах.
Зародившиеся в песке глыбы сцементированного песчаника были более устойчивы, чем окружающие песчаные массы. И там, где песок был унесен ветром или размыт водой, образовались горизонтальные или вертикальные пещеры, на поверхности остались массивы песчаника самой причудливой формы, напоминающие фигуры замков, фантастические чудовища. Окончательную обработку этих массивов завершил ветер.
Вообразите себе, какие формы приобрели бы скалы при удалении песка вокруг стенок колодцеобразных пещер. Вероятно, поверхность плато в этом месте покрылась бы фигурами в виде вертикальных труб и цилиндров. И вот представьте: оказывается, такие формы существуют в Томузловской долине. Чтобы их увидеть, вам надо пройти в западную ее часть. Здесь стоят знаменитые «Каменные ворота», или «Столбы». Их хорошо видно к северу от дороги, ведущей в Александровское, сейчас же, как поднимешься от села Северного и обогнешь гору Главную, венчающую начало долины Томузловки. Издали «столбы» напоминают развалины триумфальной арки. Вблизи походят на остатки двух башен, стоящих на бровке склона недалеко друг от друга.
Столбы.
Высота каждого из столбов около шести метров, а окружность в нижней части 10-12 метров. Состоят они из серо-желтого песчаника, покрытого пятнами желтых, бурых и черных лишайников с буграми зеленых мхов, что еще более подчеркивает затейливую работу природного скульптора — ветра, обточившего их поверхность. Песчаник, образующий стены столбов, причудливо изогнут, образует складки, местами прорезан щелями во внутренние пустые пазухи, в которые проникнуть нельзя, а сверху столбы забиты глыбами песчаника и засыпаны песком.
У западного столба более правильные цилиндрические очертания, у восточного более сложная форма. При взгляде на него с разных сторон он меняет свой внешний вид. То на его месте видишь спину гиганта в мантии с большим воротником, слегка склонившего голову, покрытую беретом, чем-то напоминающую известную фигуру Колумба. С другой стороны он превращается в чудовище с птичьим клювом и туловищем крупного сидячего зверя. Приближаясь к камню с запада, видишь, что это не зверь, а крупный африканский слон, выступающий тебе навстречу.
Причудливые скалы и пещеры Томузловки издавна поражали воображение людей. Известный исследователь Ставрополья Г.Н. Прозрителев писал в конце прошлого века, что «всегда засматривался на гигантские глыбы камня, точно расшвырянные по долине, искал, но не мог найти ответа на вопрос, когда и как это произошло, как создались обрушения каменных громад, странные очертания скал и отдельных камней» и почему такая разница между правой и левой сторонами долины? Ответ на эти вопросы искали и местные жители — крестьяне, но, не найдя его, создавали легенды-сказки. Одну из таких записал Г.Н. Прозрителев. Вот этот рассказ:
«После всемирного потопа послал бог на Землю ангела посмотреть, что там делается: может, есть какой утопленник из праведных людей?
Летал, летал ангел и видит, что и дьявол тоже сухого места ищет. „Хоть он и грешная душа, а все же и ему обсушитсья надо, ведь дождь лил сорок дней и сорок ночей“.
Сошлись они на Северной горе (теперь она называется Главной). Дьявол и говорит: „Ну, ты иди по правую сторону, а я пойду по левую. Я здесь город заложу и людей соберу, а то вы с богом их опять потопите“.
И пошел ангел направо, а дьявол налево, и земля-матушка угнулась под их стопами, так балочками и вышла. Ножищи у дьявола тяжелые, где ступнет, так земля там камнем и зашкварится. А у ангела ножки тоненькие, что тростиики, идет — и не слышно, только крылышками машет. Идет он и плачет, печалится: кругом грязь, не обсохло еще, нет ни камушка, ни деревца, не за что ему взяться, чтобы для человека что-либо доброе сделать.
А дьявол тем временем ворота поставил страшенные, что на горе стоят, стал каменья собирать, а там стену повел и постройку заложил на горе. Шел, шел ангел и видит, что дьявол к работе приступил, построит город и людей в полон заберет, сел в бессилии, слезы падают, по земле льются. И вот идет старичок. „Что ты, друг, плачешь?“ — спрашивает он ангела.
»Да как же мне не плакать, вот тот город строить будет, людей всех в полон заберет, а у меня нет ни камушка, ни деревца, не за что мне и взяться".
«Ну, не плачь, друг», — отвечает старичок. — «На вот тебе эти семечки, брось их по ветру. А слезы твои тоже людям на пользу будут», — и скрылся. Взял ангел семечки, бросил их по ветру — и пошла от них трава да разная зелень и деревья всякие, а с того места, где слезы падали, речка «тому на зло» потекла. И пошли тут люди и заняли всю правую сторону. А на ту сторону никто не пошел. Дьявол что день строил, то ночью обваливалось, он на другом месте выстроит, а ночью развалится; он на третье — и там тоже. Так он мучился, мучился да и стал в исступлении своем камни по долине разбрасывать, а на эту сторону все-таки добросить не смог. И сделалось все это ему на зло, и потому прозвалась речка «Томузловка».
Теперь юные краеведы поселка Томузловки весело смеются, рассказывая, что, по древней легенде, долина реки, на которой расположилось их селение, имела двух хозяев: ангела на правом, и дьявола — на левом склоне долины. Они знают, что сухость и безжизненность крутого левого склона связана с тем, что он обращен к палящим лучам полуденного солнца, снег на нем не задерживается, потоки воды быстро скатываются я, смывая почву, не дают возможности укореняться растениям. Совсем иная картина на склоне, обращенном на север. Он затенен, снег здесь долго не тает, из мощной толщи песчаника, подстилаемого глиной, выходит много источников, снабжающих водой Томузловку, поэтому здесь разросся лес, возникли сады и огороды.
«Слон».
Еще смешнее им кажутся слова легенды о том, что скалы левого берега «наворочены» и «расшвыряны» дьяволом за три дня. Юные краеведы прекрасно знают, что песчаник, залегающий на горах Томузловки, был отложен древним Среднесарматским морем. Море это отступило из пределов Северного Кавказа несколько миллионов лет назад; немудрено, что за такой срок, подвергаясь действию воды, солнца и ветра, песчаник сильно разрушился, раскололся на отдельные глыбы, усеявшие склон долины, его поверхность выветрилась, образовав пещеры. А «кисти винограда», «занавеси» и другие причудливые фигуры на стенках пещер образовались потому, что песок, пропитываясь известковым раствором, цементировался, затвердевал, обтачивался ветром, принимая неожиданные формы.
А названия реки Томузловка произошло не от русских слов «тому назло», а возникло значительно раньше прихода сюда русского населения, от слов языка обитавших здесь тюркских народов и называлась она прежде «Томузлов».
Как видите, легенды, объясняющие жизнь природы действием каких-то таинственных сил, могли возникнуть только тогда, когда человек не знал законов, управляющих жизнью Земли.
Камень «Ящерица»
Камень «Ящерица» находится немного восточнее «Каменных столбов», виднеющихся к северу от 88-го километрового столба по дороге из Ставрополя в село Александровское.
Южный склон сухой балки усеян глыбами крупнозернистого песчаника, сцементированного известью, имеющего сложную структуру. В одних участках он сильно уплотнен, в других рыхл и превращается в песок. Вода и ветер вымывают и уносят песок, плотные части остаются на месте, образуя скалы причудливой формы, в виде столбов, черепахи и т. д. Скала, которую вы видите на рисунке, напоминает фигуру ящерицы.
Гора Стрижамент
Река Кубань, вырвавшись из горного района на ставропольские равнины, неожиданно встречает к северу от Невинномысска препятствие — массивную гору Стрижамент. Гора вместе со своим отрогом — Недреманной — не пускает Кубань на север, в ставропольские степи, и заставляет ее резко повернуть на запад, к Армавиру. Стрижамент — высшая точка Ставрополья — 831 метр над уровнем моря. На всем пространстве Европейской части Союза, от Хибин до Бештау, от Карпат до Предуралья, нет столь значительной вершины. Стрижамент виден издалека: с поверхности Ставропольской горы, из Черкесска, с Машука, с Прикалаусских высот.
С севера и юга Стрижамент выглядит как огромный трапециевидный массив с широким плоским верхом. По дороге из Ставрополя в Невинномысск виден обширный Темный лес, расположенный на северном склоне горы, а также крутые склоны и скалы, которыми Стрижамент обрывается к Кубанской долине.
Несколько миллионов лет назад Стрижамент вместе со всем Ставропольским плато поднялся со дна Среднесарматского моря. В наследство море оставило на его поверхности мощный восьмиметровый пласт ракушечника, подстилаемого большой толщей мелкозернистого желтого песка. Нижние части горы, вплоть до подножья, состоят из морских глин. Глубокие балки древних рек отделили Стрижамент от соседних возвышенностей, превратив его в гору-останец.
Значительная высота Стрижамента придает его природе своеобразные черты. Поверхность Стрижамента безлесна. Она состоит из двух обширных платообразных ветвей, отходящих от юго-восточной, наиболее высокой части горы на север и северо-запад. Между этими отрогами врезана глубокая балка реки Темнушки, покрытая обширным Темным лесом.
Почти у самой вершины Стрижамента по его восточным и северным склонам много источников, дающих начало реке Егорлык. Потоки подземных и поверхностных вод быстро разрушают гору. По верхнему краю плато всюду нависают карнизы известняка, образуя пещеры и ниши. Ниже нагромождены глыбы известняка, обрушившиеся сверху. Известняк обваливается огромными плитами. Иногда оползшие части карниза лежат вдоль склона длинными полосами, расположенными в несколько ярусов, как ломти нарезанного хлеба. В лесу нагромождения камней покрыты мощным слоем бархатистого зеленого мха. На глыбах и между ними — изуродованные стволы деревьев, оплетающих камни своими корнями. В лесу много сушняка и бурелома, а из расщелин выглядывают кусты разнообразных зеленых папоротников. Одно из таких, особо любимых туристами, мест — на северном склоне горы, у «Каменной» лесной караулки называют «Каменным хаосом».
На открытых степных склонах горы нагромождения камней, покрытых разноцветными лишайниками, напоминают то развалины замков, то фигуры диковинных зверей, то поле битвы, усеянное костями сказочных гигантов.
Северо-западный платообразный отрог Стрижамента — Малая поляна, или «Бугор», имеет ширину не более километра. Он обрывается к долине Кубани четырехсотметровым бугристым уступом, усеянным небольшими горками-останцами, длинными оползневыми гребнями, увенчанными вросшими в землю каменными глыбами, скатившимися сверху. По понижениям встречаются небольшие озерки с гнездящимися здесь утками. Крайний западный конец поляны, называемый Шпилем, высоко поднимается над глубокой седловиной, отделяющей Стрижамент от горы Недреманной. Южный склон Стрижамента, составляющий правый берег обширной кубанской долины, безлесный, лишь в самой верхней части по краю обрыва он окаймлен невысокими зарослями кустарникового дуба и других пород. Вдоль северного края поляны синеют вершины деревьев поднимающегося из глубокой балки Темного леса. Овраги, подошедшие к поверхности поляны с северного и южного склонов, соединяясь своими верховьями, образуют углубления, расчленяющие поляну на три части. Эти узкие проходы, образованные оврагами, получили у местных жителей название «амбразур».
Вершина горы Стрижамент. Вид на Малую поляну, разделяемую «амбразурой».
Вторая, Солдатская, или Большая поляна обширней первой. Она вытянута на семь километров к северу и также окаймлена со всех сторон бордюром леса, поднимающегося по крутым склонам горы до ее верхнего уровня.
В одном сниженном участке лес выходит на поверхность поляны и перемычкой, вытянутой с запада на восток, разделяет поляну на две равные части.
Большой интерес представляет растительный покров Стрижамента. Вершина плато занята луговой разнотравной степью. На Малой поляне еще недавно сохранялась целинная степь и были хорошие сенокосы. Но ее распахали, очень тонкий слой почвы, залегающий на плите известняка, весь изуродован. Сеять тут ничего нельзя, и сено заготовлять также не приходится: степные травы исчезли, вместо них распространились сорняки.
Солдатская поляна имеет более мощную почву. В ее южной части, близ поселка Стрижамент, тянутся огороды. В северной части, за лесной перемычкой, — обширные, волнуемые ветром бледно-зеленые поля овса и молочно-белой гречихи. В крайнем северном участке Большой поляны сохранилась целинная степь. Весной она пестрит разнообразными цветами. Желтый горицвет, белые анемоны, голубые незабудки и желтые васильки, седой ковыль, оранжевые гвоздики придают этому ландшафту замечательную красоту. У самого края, близ леса, уровень поляны снижается, образуя нечто вроде обширного амфитеатра, открытого на север, называемого туристами «Балконом». Это место туристских бивуаков, слетов. В иной летний день тут насчитывается до 150 палаток. Округа оглашается молодежными песнями, по вечерам видны костры. Северный край «Балкона» обрывист, по нему проложены тропинки к родникам и лежащему поблизости «Каменному хаосу».
Восточные, северные и западные склоны Стрижамента покрыты дубово-ясенево-грабовыми лесами с большим количеством клена, ильма и других пород. В лесах много диких черешен, груш, яблонь. По рассказам жителей, прежде здесь было много смородины. Местами лес перевит хмелем, диким виноградом и другими мелкими лианами.
Особенно большую ценность имеют участки чистого букового леса. Он занимает верхние части балки Темной. Это самый восточный массив букового леса в нашей стране. Многие столетние великаны имеют толщину в два-три обхвата и достигают высоты в 30 метров. Красивые пятнистые серо-стальные стволы, уходящие ввысь, и сплошные заросли папоротника почти в рост человека создают сказочную картину. Осенью буки дают много орехов-чинарей. Этот участок леса сохранил тот первобытный облик, какой имели леса Стрижамента и окрестностей Ставрополя во времена основания Ставропольской крепости. Преобладающей древесной породой был здесь бук, он занимал до 60 процентов площади леса. Но бук почти исчез, так как при сплошных вырубках он заменялся грабом и другими менее ценными породами деревьев.
На самой высокой точке горы, у обрыва к долине Кубани, сохранились развалины крепости суворовских времен. Первоначально, в 1789 году, на этом месте было построено примитивное укрепление — Темнолесский ретраншемент. Платообразный выступ горы к юго-западу ограждался с тыловой стороны с северо-востока стеной со рвами и двумя бастионами для батарей. У ворот крепости начиналась дорога на Ставрополь. Остатки ее, называемые «Екатерининской» дорогой, сохранились на северном склоне Стрижамента, близ «Каменной» караулки.
Южная сторона ретраншемента ничем не укреплялась — обрывистый склон делал ее неприступной и позволял вести наблюдение за долиной Кубани и обстрел подступов к горе.
Внутри ретраншемента находились офицерские дома, казармы, лазарет, продовольственные, пороховые склады и т. д. Все постройки были турлучные, крыши покрывались камышом.
Стрижамент. Каменный хаос.
В 1804 году на месте старого ретраншемента построили новую более обширную крепость. В плане она имела форму шестигранника, с артиллерийскими бастионами по углам. В промежутках между бастионами были возведены каменные дома, занимаемые казармами, лазаретом, гауптвахтой. Окна этих зданий выходили внутрь крепости, наружные же фасады их служили крепостными стенами и имели вместо окон бойницы.
До наших дней сохранились шесть высоких бугров на месте батарей и фундаменты зданий, как внутри крепости, так и по линии ее стен. К сожалению, работники Кубанского откормочного совхоза, имеющего земли на Стрижаменте, стали использовать фундаменты исторических построек для добычи камня и сильно разрушили их. Рядом с крепостью, на высоте 800 метров, укрылся поселок Стрижамент, основанный отставными солдатами. Это самый высокий поселок в равнинной части Ставрополья. Недаром колхозники соседней Ново-Екатерининской станицы зовут жителей поселка «горцами».
Во время Кавказской войны, в момент набегов, население поселка укрывалось за стенами крепости. Однако и в спокойные дни было небезопасно ходить на соседний, находящийся в лесу родник Шпитальный (Госпитальный), называемый так и теперь. Обычно женщины поселка выходили за водой по сигналу, когда район источника оцеплялся отрядом солдат, чтобы обезопасить жителей от нападений врагов.
Много интересных преданий о Стрижаменте хранят жители поселка. Еще недавно старожил А.М. Баракин рассказывал:
«Мой дед был солдатом в крепости. С тех пор так и живем здесь, не слезая с горы. У нас тут все от крепости. До сих пор кадушки для огурцов раскаленными чугунными ядрами запариваем.
Особенно хорошо у нас тут весной, приедете в мае, ляжете на степи среди цветов и скажете: я отсюда не уеду, я тут и умирать буду. Ветер у нас тут сильный. Так и стрижет, так и стрижет, вот почему и гора наша Стрижаментом зовется».
Много рассказывал дед Баракин о природе своей горы, — где в лесу дикие коты водились, как кабанов выслеживали, где была лучшая охота на диких коз (косуль), где теперь легче добыть куницу.
«Стрижамент для ставропольских богатеев вроде курорта был, на каретах все сюда приезжали, всю гору самоварами заставляли. Зверей только распугивали», — сокрушенно добавлял Алексей Матвеевич к концу беседы.
Сохранились в памяти старожилов рассказы о прежних порядках в крепости, за какую провинность столько розог солдату, сколько его жене полагалось.
Рассказывали старики, как «начальство солдатскую землю, кровью политую, казакам отдало, леса лишило, а солдат в батраки казакам поставило». Рассказывают о том, как солдаты, украсив грудь сохранившимися в сундуках медалями и «заслугами», ходили в город Ставрополь землю свою добывать, да так до самой революции «решенья и не вышло».
«А теперь у нас земля общая, совхозная, на гору комбайны и тракторы взъехали, урожай большой добывают. В поселке школу выстроили, газеты почтальон на дом носит. Кино со Свистухи привозят, картины показывают».
«Трудно нам пришлось при фашистах, правда, много их тут не было — партизан они боялись, — но и то жителей ограбили, кур и свиней всех перерезали. Людей пороли, все скот искали. А скот мы сохранили, в Темный лес, в самую гущу непроходимую его угнали и там всю ихнюю оккупацию стерегли, а когда они тикать начали, все дорогу самую быструю спрашивали, старики и направили их в темноте по „быстрой“ дороге, с которой все их машины под кручу посваливались».
Название горы Стрижамент возникло издавна, оно наполовину русское, наполовину французское. Укрепления, подобные Стрижаментскому, называли ретраншементом. Русский человек из непонятного иноземного слова выковал свое и связал его с особенностями местности, с сильными ветрами на Стрижаменте.
На Стрижаменте чаще бывают дожди, глубже выпадают снега, сильнее морозы, чем в Ставрополе и соседних станицах. Лес покрывается зимой толстым инеем, «вишаром», ломающим ветки деревьев. Иногда в туман Стрижамент оказывается над облаками, его поверхность как бы плывет над сплошным облачным морем.
Со Стрижамента открываются прекрасные виды как на юг, так и на север. У подножья Малой поляны расстилается обширная Кубанская долина с серебристыми пятнами реки, окруженными небольшими участками леса. Виден Невинномысск и окрестные станицы, ближе к горе сверкают на солнце правильные зигзаги Невинномысского канала. В вечерние часы ярко блестят, переливаясь, как бы куда-то бегут многочисленные огни Свистухинской ГЭС и отдаленного Невинномысска.
Со Стрижамента видны Невинномысские высоты, а за ними — предгорья Кавказа. В восточной части горизонта проглядывает сквозь синюю дымку гора Брык, расположенная в верховьях Калауса, за нею, несколько правее, темные силуэты Бештау и других гор Пятигорья. Экскурсанты обычно любуются отсюда прекрасным видом Эльбруса и других гор Кавказа при восходе солнца.
Другой панорамный пункт-крайний северный конец Большой поляны, так называемый «Балкон», о котором мы уже упоминали, где поверхность снижается, образуя как бы окно, ограниченное справа и слева холмами, покрытыми лесом.
Почти в центре окна видна узкая гора Недреманная и части разделяемых ею Кубанской и Егорлыкской долин. В левой стороне сверкают пятна канала, в правой, за более узкой долиной Егорлыка, подымается Ставропольская гора. На ее склонах хорошо различимы строения села Татарки, проем Волчьих Ворог в западном конце Ставропольской горы, по верхней плоскости которой на востоке темнеют силуэты леса.
Видны и более отдаленные горы, лежащие за Ставрополем, за Сенгилеевским водохранилищем, за Недреманной. Больших и малых гор отсюда видно так много, что они кажутся застывшими волнами сплошного каменного моря. Это лучший пункт для обзора возвышенности.
Стрижамент с его замечательными ландшафтами, скалами и родниками — прекрасное место для экскурсий, пионерских походов и туризма. Здесь горный чистый воздух, обилие фруктов, на вершине горы в скором времени откроются дома отдыха для жителей края, а буковая роща и целинная степь объявлены государственным заказником. Тут уже выпущены и хорошо прижились косули и кабаны. Предполагается акклиматизация благородных оленей и других полезных животных, которые прежде населяли Стрижамент.
Сенгилеевская котловина
На берегах бывшего озера
Много на Ставрополье бурных горных рек с водопадами и порогами. Много умирающих степных речных систем, воды которых, теряясь в песках, не доходят до моря. Немало и озер, но они оттеснены к границам края и малоизвестны ставропольцам. Это — или небольшие высокогорные ледниковые озера с голубой водой, или соленые, часто пересыхающие озера Манычской впадины.
В центре края озера — редкость. Посчастливилось только Ставрополю — вокруг него четыре озера: Холодногорское, или Вшивое, Кравцово, Новомарьевский лиман да бывшее Сенгилеевское.
Первые два совсем состарились: обмелели и заросли тростником. Новомарьевский лиман тоже быстро зарастает, догоняя своих собратьев. Лишь одно Сенгилеевское озеро сохраняло юность, и не поддавалось действию береговых растений. А теперь волею людей это озеро превращено в огромное водохранилище. Оно заполнено кубанской водой из Невинномысского канала, глубина его увеличилась, площадь возросла вдвое. Оно никогда не заилится и не зарастет, будет вечно юным. Водохранилище славится рыбной ловлей и как «местный курорт» выходного дня.
Сенгилеевское водохранилище расположено в 18 километрах к западу от Ставрополя. Если его передвинуть на восток, в пределы Ставрополя, то оно заняло бы пространство от кожевенного завода на севере до села Татарка на юге, а с запада на восток протянулось бы от Осетинской поляны до железнодорожного вокзала.
Дно Сенгилеевского озера расположено в глубокой котловине на высоте 200 метров над уровнем моря. С востока котловину ограничивают Ставропольские высоты, достигающие у Волчьих Ворот высоты 660 метров. С севера, в районе хутора Молочного, котловину замыкает высокий уступ, поднимающийся над поверхностью воды более чем на сто метров. С запада к озеру подходит пологая Сенгилеевская гора высотой 400 метров. С юга котловина ограничена обширной равниной реки Грушевой и лежащей за ней горой Астраханкой, которая служит водоразделом озера с необводненной частью реки Егорлык.
Из котловины есть только один выход на юго-запад, где долина Грушевой сливается с поймой Егорлыка. Но и этот участок также превышает уровень дна Сенгилеевской котловины на двадцать пять метров. Пересеченность местности придает водохранилищу горный облик. Когда смотришь на его поверхность от Волчьих Ворот (так называют узкий проход в Ставропольской горе), оно напоминает очертаниями Каспийское море, но только в обратном, зеркальном изображении. Новички, впервые увидя водохранилище с высоты, обыкновенно решают, что оно расположено очень близко. Многие из них соглашаются сбегать к озеру и принести воды, пока другие будут отдыхать в тени деревьев, опоясывающих бровку склона Ставропольской горы. Но отдыхать и дожидаться, когда ретивые бегуны принесут воды, пришлось бы слишком долго. Близость водохранилища обманчива: от Волчьих Ворот до берега четыре километра. Крутой склон горы рассечен глубокими каньонами оврагов, ветвящимися между большими оползневыми буграми и гребнями. Пеший подъем от озера к Волчьим Воротам по дороге обычно требует около двух часов.
Восточный берег водохранилища, у подножья Ставропольской горы, изрезан мысами и заливами, остальные берега ровны и однообразны. Изрезанность восточного берега связана с тем, что по склону горы в давнее время, возможно, при образовании котловины спустилось несколько гигантских оползней. Они достигли озера и врезались в него в виде полуостровов, мысов. Самый большой из них срединный — «Шпиль» — делит озеро на две неравных части; к северу от него расположен второй по величине — Вишневый мыс. В южной части в озеро впадает речка Грушевая. Участок берега к северу от «Шпиля», вплоть до Вишневого мыса, у рыбаков зовется «Камни». Он славится как место удачной рыбной ловли. Камней тут действительно много. Все они принесены сверху обвалами, оползнями и водой, текущей по оврагам. Отдельные глыбы известняка, вросшие теперь в землю, достигают величины большого дома. Мелкие куски, разрушившись под действием волн, превратились в крупную гальку, устилающую побережье.
Зато на пологом западном берегу озера, у подножья Сенгилеевской горы, сложенной из глины, на протяжении нескольких километров ни одного камня не встретишь.
На водохранилище любой экскурсант легко находит интересное занятие. Излюбленное место рыбаков — Камни, купаться лучше у Вишневого мыса, самая удачная охота в южной части озера, а изучать озеро и его побережье можно везде — всюду найдется много интересного.
Сенгилеевское море
В 1948 году вступил в действие Невинномысский канал. Вода Кубани влилась в реку Егорлык, а русло верхней, необводненной части этой реки соединили с Сенгилеевским озером.
У озера появился новый крупный приток. Водосборный бассейн намного увеличился. Вода, выпадающая где-то на вершине Стрижамента, стала поступать в озерную котловину.
В последующие годы озеро несколько раз наполняли кубанской водой из проходящего по близости Невинномысского канала. Оно опреснело. Для экскурсантов отпала необходимость брать с собой фляги, они могли пить пресную воду, принесенную с ледников Эльбруса. Уровень озера поднялся, очертания берегов изменились, появились новые заливы, новые мысы и полуострова.
Но это был только первый этап, озеро все еще продолжало оставаться бессточным, уровень воды в нем был ниже русла Егорлыка, напускать воду было легко, а вытекать она никуда не могла. Вода, накапливающаяся в озере, не могла быть использована для сельского хозяйства, и нельзя было зря тратить на него кубанскую воду, надо было заставить озеро служить обводнению края, и его решили превратить в запасной бассейн Кубань-Егорлыкской водной системы. В юго-западной части котловины возвели плотину. Ее целиком насыпали из суглинистого грунта, утрамбованного катками, не применяя дорогостоящего бетона. Чтобы волны не размывали этого сооружения, его склон сделали очень пологим. Таких плотин у нас еще не строили. Эта была экспериментальной и она прекрасно себя зарекомендовала — уже много лет хорошо держит воду без фильтрации и размыва. Примеру ставропольцев в строительстве плотин последовали в других областях страны.
С помощью плотины уровень воды в бывшем озере был поднят. Озеро превратилось в водохранилище! Максимальная глубина его возросла с 7 до 32 метров — вдвое превысила глубину Азовского моря. Объем воды при наибольшем наполнении достигает 800 миллионов кубометров. Летом, когда Кубань полноводна, водохранилище запасает 380 миллионов кубометров воды, зимой — постепенно отдает ее Егорлыку, обеспечивая бесперебойное обнажение нижележащих сел и электростанций.
В настоящее время для регулирования работы обводнительных систем края согласованно используются воды Сенгилеевского и Большого водохранилища (на Большом Ставропольском канале). Когда заполняется одно, другое отдает воду каналам.
Площадь озера возросла в 2,5 раза, но из-за большой крутизны западного, северного и восточного склонов котловины очертания водохранилища мало изменились и к Ставрополю оно нисколько не приблизилось. Восточное побережье, как и прежде, выделяется изрезанностью. Мыс «Шпиль» выглядит теперь большим полуостровом. Наиболее продвинулось водохранилище на юг и юго-запад, почти заполнив прилегающую к озеру равнину и водораздельное пространство между озером и Егорлыком. У южного конца плотины образовался Кубанский залив, принимающий кубанскую воду по прорези, идущей от водосброса у конца Невинномысского канала. В северной части плотины расположен шлюз, регулирующий спуск воды по короткому каналу в русло Егорлыка и созданное в его пойме более молодое Егорлыкское водохранилище с мощной гидроэлектростанцией. Строители в шутку называли это водохранилище «дочкой Сенгилеевского моря».
Часть сенгилеевско-кубанской воды с помощью насосных станций «взбегает» по трубам на Ставропольскую гору на 430 метров по вертикали, а затем подается в ставропольский водопровод.
С тыловой стороны плотины расположился Сенгилеевский рыбозавод. Он имеет несколько бассейнов с регулируемой подачей и спуском воды. В них завозят икру и мальков различных рыб. Выращенную здесь молодь переселяют для нагула в водохранилище.
Если учесть, что от нижней части Невинномысского канала начинается еще одно ответвление, подающее воду турбинам Сенгилеевской ГЭС, то станет ясно, что это не просто водохранилище, а Сенгилеевский гидроузел, созданный на месте когда-то пустынного, соленого, бессточного озера.
Ну, а как же с лесом? Сошел он с гор, как когда-то мечтали туристы? Нет, еще не сошел!
Но ставропольцы упорно борются за преобразование природы Сенгилеевской котловины. В последние годы ограничен выпас скота на склонах к водохранилищу, что поможет восстановить травяной покров, прекратить размыв склонов, рост оврагов и оползней. Вскоре вновь сможем любоваться всей гаммой различных типов степей, какими славилась котловина, начиная от луговой, у бровки склонов и ее постепенными переходами к разнотравно-злаковой, типчаково-ковыльной и злаково-полынной по мере спуска к побережью.
Труднее обстоит дело с облесением, хотя Сенгилеевский лес уже появился на планах и чертежах проектировщиков из экспедиции саратовского «Лесопроекта». Лес должен сплошным кольцом шириной в один километр опоясать водохранилище. К хутору Садовому подойдет опушка леса.
Поселок водозаборной станции, турбаза, пионерский лагерь, расположенные на побережье, окажутся в окружении тенистых деревьев.
Учитывая рельеф, климат и почвы котловины, проектировщики определили, каков будет внешний облик отдельных частей зеленой зоны, как разместятся лесные полосы, какие деревья войдут в их состав. Климат котловины позволяет выращивать разнообразные породы деревьев, но этому мешает засоленность почв. Приходится ограничивать выбор породами, выдерживающими солонцеватость.
По проекту, восточная часть Сенгилеевского зеленого кольца соединится вдоль Вишневой балки лесной перемычкой с массивом Русской лесной дачи (бывший Казенный лес). Внутри проложат новую шоссейную дорогу. Путь экскурсантов к водохранилищу пройдет в тени густого леса.
В верхней части склона, близ старого леса, почвенные условия благоприятны для роста деревьев. Посадки здесь будут наиболее разнообразны: дуб, клен остролистый, липа, груша, дикая яблоня, алыча, абрикосы, вишня. Междурядья заполнят кусты кизила, бересклета, сирени, смородины. Весной лес украсят плодовые деревья. Осенью он расцветится разнообразной окраской листьев: от ярко-желтых тонов клена и груши до интенсивно-красного цвета скумпии и других кустарников.
Ниже по склону почвы ухудшаются, возрастает засоленность, гумусовый слой становится тоньше. Здесь главной породой станет вяз мелколистный, он мирится с засоленностью и растет довольно быстро. Вместе с ним будут высаживаться белая акация, клен татарский и ясенолистный, тамариск (гребенчук), смородина золотистая, айлант.
Карта будущего Сенгилеевского леса.
На крутых склонах деревья будут сажаться рядами поперек склона — по горизонталям, что задержит смыв грунта, водную эрозию. На большом мысе посадки намечено располагать куртинами на лучших почвах, между пятен солонцов. На уступе у северного побережья водохранилища, куда подойдет шоссейная дорога, поднимутся куртины дуба, тополей, кустарниковой ивы, поблизости разместятся фруктовые сады. У бровки склона расположатся красивые павильоны, откуда экскурсанты смогут любоваться обширным видом на водохранилище и котловину.
Большие работы намечены и на западных склонах котловины, где с Сенгилеевской горы спускаются четыре громадных каньонообразных оврага, до 5 километров длиной и множество глубоких рытвин, превращающих местность в бросовые земли, где ни пахать, ни сеять, ни косить, ни пасти скот нельзя. Начатые тут лесопосадки закрепят почву, остановят эрозию и заиление водохранилища. Этот овражный лесной массив также сольется с Сенгилеевским зеленым кольцом.
Созданный для облесения котловины Сенгилеевский мехлесхоз начал лесопосадки на северо-восточном, наиболее засоленном, участке побережья водохранилища. Первые шаги были успешны. За короткий срок вдоль берегов поднялись молодые лески из мелколистного вяза и других сухолюбивых пород. Постепенно лесополоса продвигалась на юг, к большому мысу. Но когда деревья подросли, многие из них стали засыхать: видимо, корни дошли до сильно засоленных горизонтов грунта. Некоторые участки леса погибли.
Но энтузиасты облесения котловины не сдаются, стремятся преодолеть неблагоприятные почвенные условия предварительной мелиорацией почв, посевом многолетних трав, промывкой почв пресной водой, что будет способствовать их расслоению, подбором для посадок ассортимента пород с неглубоким расположением корневой системы. Все это поможет успешно закончить создание лесной зоны вокруг Сенгилеевского водохранилища, тем более что в южной части побережья засоленности почв нет и тут хорошо растут лесные полосы и местами (у устья Грушовки) встречаются даже небольшие лески.
Сенгилеевское озеро, хотя и называлось на картах начала XIX века Рыбным озером, никогда много рыбы не имело, так как периодически пересыхало и рыба в нем гибла.
Теперь водохранилище, наполненное кубанской водой, превращается в громадный рыбный садок. Рыболовы уже не будут интересоваться чернопузом, преобладавшим в озере до.обводнения. Главной добычей здесь будет зеркальный карп, судак, фореле-окунь, рыбец, шемая и другие ценные породы рыб. Продуктивность водохранилища неизмеримо возрастет после того, как будут созданы заградительные щиты на водовыпуске, через которые сейчас сбрасывается очень много молоди. Корма для рыбы тут много. Кормовые ресурсы водохранилища значительно пополнились после того, как сотрудником кафедры зоологии Ставропольского сельскохозяйственного института К.В. Савельевой были завезены сюда из Азовского моря мелкие рачки-мизиды. Эти интересные существа величиной в один сантиметр, по внешнему виду похожие на маленькие вертолетики, не только освоили Сенгилей, но проникли также в Егорлыкское и Новотроицкое водохранилища и широко распространились по всей Кубано-Егорлыкской системе.
Водохранилище уже много лет выполняет функцию запасного водоема обводнительно-оросительной системы, но у него есть и другие, не менее важные задачи: снабжать краевой центр чистой пресной водой — здесь начинается ставропольский водопровод.
Бурный рост различных баз отдыха, стоянок «диких» туристов на берегах водохранилища привел к загрязнению озера и заражению болезнетворными бактериями воды в прибрежной зоне, откуда производится пополнение водопровода. Поэтому до коренного благоустройства побережья и обеспечения турбазы и других лагерей и поселков канализационной сетью использование озера для купанья запрещено.
Базой летнего отдыха для жителей Ставрополя в ближайшее время может стать соседнее с Сенгилеевским Кравцово озеро. Оно расположено на поверхности Ставропольского плато, близ Волчьих Ворот, на уровне 520 метров в пределах живописной котловинообразной террасы, примыкающей с севера к глубокой долине реки Грушевой. Площадь зеркала озера значительна (1,5×0,5 километра). Окрестности заняты фруктовыми садами и посевами. Почти вся поверхность озера поросла высокими тростниками, а на дне отложился слой ила и грубого камышового торфа. Никакого хозяйственного значения озеро не имеет, кроме заготовки незначительного количества камыша. Кравцово озеро получит кубанскую воду из проходящего мимо ставропольского водопровода. Это будет вторая дочка Сенгилеевского моря-озера. Оно обеспечит хороший отдых для ставропольцев до окончательного благоустройства Сенгилея.
Кладбище насекомых
Слава о караганском мергеле, выступающем местами в виде тонких слоев в малоприметной балке реки Вишневой, впадающей в Сенгилеевское водохранилище, вышла далеко за пределы Ставрополья. Надпись: «СССР, Ставрополь, балка Вишневая» можно видеть во многих крупных геологических музеях на этикетках, сопровождающих образцы серого мергеля из обнажений Сенгилеевского склона.
С виду мергель ничем не приметен. При ударе молотком он звенит и хорошо колется на тонкие пластинки. Но интересна поверхность плиток мергеля: на ней среди многочисленных отпечатков водорослей и мелких рыбок можно встретить отпечатки крыльев стрекоз, ручейников, различных жуков, мух, бабочек, тараканов и других насекомых, населявших когда-то, несколько миллионов лет назад, острова и побережья заливов Караганского моря. К настоящему времени среди отпечатков найдены представители 12 отрядов и 38 семейств и очень большого числа видов различных насекомых.
Отпечаток крыла ручейника на мергеле из балки Вишневой.
Отпечатки впервые были найдены в 1938 году студентами-географами Ставропольского пединститута. До этой находки в мировых геологических коллекциях насчитывалось всего лишь около десяти отпечатков третичных насекомых. Первый год «разработки» мергеля в балке Вишневой дал кафедре географии пединститута около 300 новых отпечатков. А во второй год специальная экспедиция Академии наук СССР, прибывшая в этот район, увеличила их число до 3000 экземпляров. Таким образом, Академия наук нашей страны приобрела самую большую в мире коллекцию отпечатков древних насекомых этого возраста. Излишние экземпляры их идут в обмен на ценные экспонаты в другие страны.
Отпечатки насекомых тщательно изучаются специалистами. Именно по этим отпечаткам удалось выяснить, как развивались в далеком прошлом отдельные группы насекомых, воссоздаются ландшафты островов, на которых они жили. На островах была пышная растительность, климат был жаркий, но довольно сухой. Среди отпечатков находили крылья тропических муравьев-термитов, остатки вечнозеленого лавра, камфарного дерева, пальмы сабель, терминалии, фисташки, дуба, сосны, пихты «Ставропольской». До находки отпечатков насекомых режим Караганского моря в этом месте был мало известен, его считали глубоким бассейном и не подозревали наличия островов. Отпечатки на мергеле опровергли эти представления, так как вдали от берегов, в море, над большими глубинами не могли жить насекомые, связанные с наземными растениями. Близ станицы Темнолесской в таких же отложениях палеонтологом О.М. Мартыновой было собрано 60 отпечатков крыльев бабочек. Бабочки в горных породах сохраняются еще реже — во всех геологических коллекциях их насчитывалось 3 экземпляра.
Первым ученым, исследовавшим ископаемых насекомых, был М.В. Ломоносов. Он объяснял происхождение янтаря с окаменевшими насекомыми:
«Кто таковых ясных доказательств не принимает, тот пусть послушает, что говорят включенные в янтарь червяки и другие гадины: пользуясь летнею теплотою и сиянием солнечным, гуляли мы по роскошествующим влажностью растениям, искали и собирали все, что служит к нашему пропитанию; услаждались между собою приятностью благорастворенного времени и, последуя разным благовонным духам, ползали и летали по травам, листам и деревьям, не опасаясь от них никакой напасти. Итак, садились мы на истекавшую из дерев жидкую смолу, которая нас, привязав к себе липкостью, пленила и, беспрестанно изливаясь, покрыла и заключила отовсюду.
Потом от землетрясения опустившееся вниз лесное место вылившимся морем покрылось: деревья опроверглись, илом и песком покрылись, купно со смолою и нами, где долготою времени минеральные соки в смолу проникли, дали большую твердость, и словом в янтарь претворили, в котором мы получили гробницы великолепнее, нежели знатные и богатые на свете люди иметь могут».
«Великолепные гробницы» получили не только прибалтийские насекомые, заключенные в янтарь, но и насекомые островов Караганского моря, лишь с той разницей, что в первых гробницах через прозрачный янтарь видно все тело насекомых, а в темных склепах из непрозрачного караганского мергеля можно увидеть не самих насекомых, а как бы напечатанные на камне фотографии насекомых, попавших в момент отлива на илистое дно «привязавшее их к себе своей липкостью».
Тонкий, мягкий ил заливов Караганского моря, похоронивший насекомых, сохранил для нас не только форму, но и тончайшие прожилки, местами же и былую окраску их крыльев.
Отпечаток мухи, жившей двадцать миллионов лет назад.
Хорошая сохранность отпечатков ввела однажды в заблуждение знатока «вишневских насекомых», бывшего ассистента Ставропольского пединститута И.Д. Зайцева, посвятившего свою жизнь изучению геологии Ставрополья, в дальнейшем павшего смертью храбрых в борьбе с фашистскими захватчиками. Ударив молотком по мергелю, Илья Дмитриевич с удивлением увидел на поверхности мергеля убитую муху. «Как она попала под молоток? Вот тварь, всюду лезет», — сказал он, невольно взглянув на молоток, но молоток был сухой и не имел следов неосторожного «убийства».
«Убитая» муха оказалась прекрасно сохранившимся отпечатком мухи, жившей около двадцати миллионов лет назад. На отпечатке можно было без лупы пересчитать все ножки, различить глаза, рассмотреть жилки каждого крылышка. Такое же изображение мухи обнаружилось и на отскочившей мергельной пластинке, прикрывавшей отпечаток сверху.
Что же это были за острова? Об этом очень ясно «рассказывают» сами заключенные в мергеле насекомые.
Одна треть насекомых, которых удалось определить по отпечаткам, была связана в личиночном или во взрослом состояния с пресноводными водоемами, — это группа разнообразных комаров, стрекоз, ручейников, водомерок, жуков-плавунцов. Три четверти отпечатков принадлежит обитателям леса и лугов с богатой растительностью, питавшимся гумусом или живыми растениями, например, жуки-листогрызы и другие, а также хищникам и паразитам других насекомых.
Обилие мелких двукрылых насекомых, травяных клопов и других плохих летунов говорит, что они были похоронены недалеко от своего местообитания. Следовательно, берег был близко, жили насекомые «у самого синего моря».
Отпечаток листа тропического растения терминалии.
Из собранных в балке Вишневой отпечатков ученым удалось описать и детально изучить пока только один отряд равнокрылых насекомых, составивших 12 процентов сборов. Им посвящена книга научной сотрудницы Института палеонтологии Е.Э. Беккер-Мигдисовой «Третичные равнокрылые Ставрополья», принимавшей участие в экспедиции в балку Вишневую в 1939 году. К равнокрылым относятся цикады, листоблошки, тли, червецы, щитовки и некоторые другие насекомые, питающиеся соками плодов и листьев различных растений. Елене Эрнестовне удалось открыть много новых видов равнокрылых, обитавших в караганское время, их она называла в честь Ставрополя «ставропольскими». Одновременно был значительно пополнен список растений, произраставших прежде на караганской суше, близ Ставрополя, и выяснено, что она имела очень разнообразные природные условия — листопадные и вечнозеленые леса, степные участки и кустарниковые заросли, по рекам тянулись пойменные леса и тростники, а горные участки занимались хвойными лесами — сосной и пихтой.
В балке Вишневой хорошо поработал геологический молоток. Всюду видны «отвалы» «пустой породы» — кучи разбитых пластинок мергеля, но и среди них иногда находятся ценные экспонаты. Воды Вишневой и ливневые потоки сносят куски насекомоносного мергеля вниз по руслу, вплоть до водохранилища, так что экскурсант, побывав на его берегах, может принести домой не только рыбу, но и отпечатки древних насекомых.
«Охотников за камнями» здесь каждый год появляется все больше и больше. Район их действия расширяется. Одному из них удалось однажды найти среди камней, из которых сложены заборы в соседнем хуторе Молочном, караганский мергель. Этого было достаточно, чтобы через несколько дней целый отряд юных геологов несколько часов подряд «атаковал» заборы хуторских построек, дотошно обследуя и простукивая каждый камень.
Вечером удивленным жителям хутора были показаны отпечатки — «фотографии» предков современных стрекоз и жуков, много лет хранившиеся среди дворов их поселка, и была прочитана целая лекция об островах, бывших когда-то на месте их дворов.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.