фильтр

Занимательное краеведение Часть 3


В пещере ребята выяснили, что она возникла в толще меловых известняков Пастбищного хребта, рассеченных тектоническими трещинами, имеет три галереи общей длиной 70 метров. Обнаружили в ее окрестностях массу золотисто-желтых конкреций марказита с радиальным расположением от центра шариков его тонких копьевидных кристаллов, за что этот минерал называют «лучистым колчеданом». Сернистое железо, из которого состоит марказит, выделилось из органических остатков на дне бывшего здесь когда-то мелового моря.
Члены кружка собрали много сведений и легенд о других пещерах предгорий Кавказа, и в 1957 году сделали первое открытие — обнаружили и откопали в левобережье Кубани, близ станицы Красногорской, пещеру Шайтан-Тамак.
Наименование пещеры означает «горло дьявола» — у нее узкий, труднопроходимый вход. Но те, кто его преодолевал, вознаграждались открывшимся перед ними прекрасным видом подземных залов.
Кружковцы исследовали пещеру несколько лет подряд, постепенно продвигаясь по извилистым проходам вглубь горы, описывая новые залы, карманы, своды, давая им поэтические наименования: «Черный грот», «Зал свиданий», «Большое кольцо», «Археологический» — здесь были найдены черепки керамической посуды древних жителей.
Пещера оказалась карстовой — вода, циркулирующая по трещинам, растворяла горные породы, образуя гроты и полости. Гроты верхнего яруса пещеры сухие и пыльные. Своды их причудливо изрезаны разнообразными углублениями, перегородками с отверстиями-«кольцами». На полу ветвятся крупные друзы кристаллов прозрачного гипса.
Нижний ярус пещеры более красив. Стены его залов украшены натечными образованиями, спускаются 8 крупных сталактитов. Один из гротов нижнего яруса назван «Сталактитовым залом», другой — «Кальцитовым тупиком». Полость, стены которой оказались облицованными пластинчатыми кристаллами «Марьина стекла» (гипса), названа «Хрустальным сводом».
Теперь на счету юных спелеологов уже немало открытых ими пещер: Комариная — в долине Малого Зеленчука, с красивым убранством в виде кальцитовых «цветов»; Грибная, иначе — «Верина» в правобережье Кубани, с оригинальными натечными образованиями, и другие.
Успехи пионеров и школьников Черкесска в изучении геологии области, открытии пещер, поисках полезных ископаемых дважды отмечены премиями Министерства геологии и охраны недр СССР.
Энтузиазм первых спелеологов заражал других краеведов. При школах, техникумах, заводских и колхозных спортивных секциях возникли спелеологические клубы и кружки. У каждой такой организации были свои достижения. Особенно много их было у ребят из клуба «Аэлита», созданного при Черкесском педагогическом училище. Организатор и руководитель этого клуба В.И. Ахматов начал заниматься спелеологией еще в школьные годы. «Аэлитовцы» открыли в долине Кубани пещеры Голубиную, Стратес, Джилан-Тещик и другие. Наиболее примечательным открытием оказалась пещера Кадет-Дорбун, она находится на склоне горного массива правобережья Кубани, в 8 километрах к востоку от аула Сары-Тюз. Пещера образовалась в толще юрских известняков. От ее обширного входа, названного «Пастью дракона», начинается сорокаметровая галерея. Она приводит в «Пыльный зал». Вид этого зала невзрачен — натечные образования пропитаны пылью. Следующий грот назван «Первой радостью» — в нем туристы встретили первые сталактиты и сталагмиты. Вознаградил труды искателей-спелеологов третий достигнутый ими огромный Призрачный зал. Вдоль его тридцатиметровых стен тянутся сотни известковых натеков; от 4-5 миллиметров до 60-80 сантиметров в диаметре.
С потолка и стен свисают розовые, белые и красные «драпировки» и «занавеси» из сталактитов, производящих в свете мерцающих огней фонариков впечатление призраков.
Вход в пещеру «Кадет-Дорбун».
На бугристом полу зала разбросаны кальцитовые «цветы» изумительной формы и изящества. Местами, где падающие на пол капли, испаряясь, оставляли углекислый кальций, поднимались то тонкие, то расплывчатые сталагмиты: «Гном», «Свеча», «Эльбрус», «Казбек». А встреченные путешественниками в этом зале тонкие «занавеси» из сталактитов при легком прикосновении к ним издают мелодичные звуки, напоминающие игру арфы.
Самая громадная полость пещеры — грот «Тайфун» — выделяется мрачным обликом и почти не имеет натечных образований. Наиболее же оригинальным и красивым из всех гротов пещеры оказался последний из обследованных членами клуба «Аэлита» зал — «Музей». В высоту он достигает трех метров. В нем разместился «Диван» — натечный уступ, украшенный тончайшими кисточками мелких сталактитов, вроде художественной резьбы по кости.
В центре зала широкое углубление — «Колодец» — с озерком на дне, достигающим глубины около метра. Стены колодца покрыты прозрачными натеками, напоминающими экспонаты музейной этнографической выставки: фигурки божков, курительные трубки, свечи, детские игрушки и т. д.
Встречаются на полу этого зала и другие углубления — «ванночки», заполненные водой. Почти во всех залах обнаружены кости мелких и крупных животных. Протяженность пещеры достигает 270 метров и, хотя ее считают изученной, в ней возможны еще другие интересные открытия.
В 1966 году разрозненные силы исследователей пещер Карачаево-Черкесии были объединены на первой спелеологической конференции и создан областной клуб туристов-спелеологов «Плутон». Местные организации и кружки превратились в его секции.
Деятельность юных и взрослых спелеологов стала более планомерной. Объединенными усилиями было легче преодолевать многочисленные препятствия, которые ставит на их пути таинственный подземный мир: тут и кромешная тьма, и каменные завалы, и отвесные стены, и пронизывающий холод подземных вод, и изогнутые сифоны подземных ручьев и рек.
Областной Совет по туризму провел для членов клуба «Плутон» специальный семинар по технике передвижения в пещерах. Это повысило безопасность экспедиций. Улучшилось качество осветительных средств, экипировка: брезентовые костюмы, каски, веревочные лестницы и прочее.
Исследования спелеологов стали более глубокими. В экспедиции включаются работники научных учреждений. Ими впервые установлено, что во многих пещерах области зимуют летучие мыши, в некоторых полостях обнаружен лжескорпион и другие беспозвоночные обитатели подземелий. Во внешних гротах некоторых пещер найдено народное лечебное средство — горная смола мумиё.
Поиски пещер распространились в долины Малого и Большого Зеленчуков, Урупа, Большой Лабы. Оказалось, что предгорная полоса области «испещрена» пещерами не в меньшей степени, чем горный Крым или Закавказье.
За три года члены клуба «Плутон» открыли 52 пещеры, а Ставропольский краевой Совет по туризму зарегистрировал только в 1972 году около 60 пещер, имеющих туристское значение.
Главная масса пещер в Карачаево-Черкесии сосредоточена на северном склоне Скалистого хребта, от истоков Подкумка до долины реки Большой Лабы, в основном на склонах речных долин. Особенно насыщены карстовыми формами рельефа массивы Скалистого хребта: Джисса, Бальтче, Баранаха, Громатуха, расположенные западнее долины Малого Зеленчука.
Например, покатая поверхность Громатухи изрешечена воронками различных размеров и глубины, возникающих от провалов потолков подземных полостей или вмывания в них разжиженного поверхностного грунта. Воронки создают тут своебразный «Лунный пейзаж», но, в отличие от Луны, со дна большой части этих воронок поднимаются высокие деревья. Они образуют своими кронами зеленые купола, придавая поверхности облик лесостепи.
«Черное озеро» в карстовой воронке.
На дне одной из таких заросших лесом воронок расположилось небольшое Черное озеро. Когда подходишь к этому леску, то и не подозреваешь, что под сенью деревьев на дне котловины тебя ожидает живописный водоем, в котором можно искупаться. На Скалистом хребте также можно увидеть сухие воронки, лишенные леса, воронки, заполненные водой, превращенные в озера и «холодильники», забитые снегом, сохраняемым до лета. Нередки здесь сухие русла ручьев, ушедших в подземелье, и выходы на поверхность подземных потоков. Один из них дает начало притоку Урупа реке Тегинь.
Река Тегинь вырвалась «на белый свет».
В этой части хребта известно больше 15 значительных пещер, среди них: Аэлита, Ай-Таш (лунный камень), Ляшкова, Васильева, Козлова, Бошаг и другие. Пещеры, расположенные в верхних и средних частях склона, возникли в толще известняка, а в нижней, северной части хребта — в залегающих здесь пластах гипса.
В последнее время обнаружилось, что карстовый рельеф и пещеры имеются не только на хребтах предгорий, сложенных осадочными отложениями. В 1970 году неожиданно была открыта большая карстовая пещера в Передовом хребте Кавказа, в котором большая часть пластов состоит из твердых кристаллических пород.
В верхней части долины Большой Лабы, в 12 километрах к западу от поселка Рожкао, высоко в горах бригада рабочих Курджиновского лесхоза, возглавляемая В.Ф. Щербаковым, проводила взрывные работы при расчистке лесовозного волока. К удивлению рабочих, очередной взрыв открыл на дороге черную яму, из которой валил пар и поднималась красная пыль раздробленной породы.
Бригадир решил обследовать яму. Вооружившись факелом и обвязав себя веревкой, он стал спускаться в нее по осыпи из камней, образованной взрывом.
Вскоре рабочие, держащие канат для страховки товарища, услышали возглас: «Ребята, да ведь это жилье хозяйки Медной горы». Его взору представился обширный подземный зал, украшенный белыми известковыми натеками в виде сосулек, столбов, различных наплывов. О своей находке рабочие сообщили Ставропольскому отделу географического общества СССР.
Вскоре сюда прибыла экспедиция спелеологической комиссии общества, возглавляемая Л.Б. Долечеком. Она выяснила, что пещера образовалась в толще растворимых водой серых мраморизованных известняков каменноугольного возраста, подстилаемых водоупорными песчаниками, которые слагают верхнюю часть хребта Дженту. Участники экспедиции назвали пещеру «Южный слон», как наиболее крупную и самую южную из пещер Ставропольского края.
Сталактитовые занавески в пещере «Южный слон».
В 1970-1972 годах экспедиционная группа, в работах которой деятельное участие принимали школьные спелеологические кружки, обследовала 840 метров пещерных галерей, описала 14 залов, 9 гротов, провела глазомерную съемку, изучила гидрографию и микроклимат.
Пещера четырехъярусная, ее общие контуры в плане напоминают фигуру краба с расходящимися в разные стороны, на различные уровни, галереями. Разница между верхней и самой нижней точками пещеры составляет около 70 метров.
Входом в пещеру служит колодец пятиметровой глубины, образовавшийся при взрыве. Он приводит в «Колонный зал», украшенный большими сталагмитами, похожими на завернутые в тоги римские статуи. Из нижней части зала выходят три извилистых ответвления. Они тянутся, то расширяясь в виде залов, то сужаясь до узких проходов, то ведут вверх, то круто спускаются, иногда перегораживаются каскадами натеков.
В ответвлении, идущем на юго-восток, находятся наиболее высокие и красивые залы: «Логово циклопа», «Готический». Высота их сводов превышает 20 метров. В этой же галерее располагаются гроты: «Сталактитовый», «Лабиринт», «Верхний каскад»,. «Али-Баба», «Будуар» и «Душевая», часто обдающая туристов потоком капель.
В зале «Али-Баба».
Левое ответвление, простирающееся от «Колонного» зала на север, представляет собой три, проходящие на разных уровнях, взаимосвязанные галереи. В них находятся крупные залы «Скелетов» и «Большой каскад», длина которых более 60 метров. В другом ответвлении выделяются залы: «Художественный» и «Чердак».
Торжественный покой пещерных галерей нарушает мерный тихий шум падающих капель, глухие отзвуки эха, повторяющие восторженные возгласы путешественников, когда перед ними возникают новые картины подземного царства.
«Южный слон» поражает красотой и разнообразием сталактитов, сталагмитов, натеков в виде флагов, драпировок, каемок на карнизах. В ряде мест, где известняк сильно изъеден водами, свисают оригинальные клинья, названные «зубами акулы». По окраске большая часть натеков белоснежная, но в мрачном зале «Скелетов» они кремовые, а в главной галерее — оранжевые. В «Художественном» зале они украшены голубыми полосами.
Стены залов и галерей во влажных местах покрыты белой кальцитовой кашицей, именуемой «кальцитовым тестом», или «лунным молоком». Высыхая, оно рассыпается в порошок.
В полостях «Южного слона» протекают три самостоятельных ручья, сливающиеся в один быстрый поток в зале «Скелетов». Окрашенные воды потока были обнаружены в соседних каньонах, прорезающих хребет Дженту. В пещере три озерка. Самое крупное из них — в зале «Скелетов», имеет площадь 9 квадратных метров и достигает метровой глубины.
Круглый год в пещере держится температура около 4° и высокая влажность воздуха. В нижних залах пещеры живут прозрачные многоножки, поселяющиеся в местах распространения «лунного молока».
В зале «Скелетов» многочисленны палеонтологические находки. Среди них четыре черепа бурых медведей, череп ласки, позвонки оленя и множество других костей. Они покоятся, видимо, очень давно, так как кости впаяны в натечные образования.
Вход, по которому могли попасть в пещеру животные, а может быть, и человек, до сего времени не обнаружен, возможно, он закрыт обвалами или новыми натеками.
Вместе с костями была найдена деталь костяного ножа-пилы, с кремневыми вкладышами-зубьями, выставленная теперь в залах областного музея. (В очерке использованы материалы В.И. Ахматова и Л.Б. Долечека.)
«Южный слон» — одна из значительных пещер Кавказа. По возможностям ее туристского использования она не уступает многим известным пещерам в Других районах нашей страны и за ее пределами. Она представляет собой редкий тип пещер, образовавшихся в толще известняков, которые подвергались в момент горообразования перекристаллизации, и имеет большое научное значение. Пещера не вся еще пройдена, изучение ее продолжается. В этом районе возможно открытие других подземных карстовых полостей.
Первооткрыватели и исследователи сумели обеспечить полную сохранность пещеры в первоначальной красоте, в чем их большая заслуга перед наукой. Теперь «Южный слон» охраняется государством как ценный памятник природы.
Пещеры интересуют нас не только как объекты туризма. Они важны для выяснения геологии, условий строительства, истории и археологии местности, где они находятся. Последние годы все большее внимание врачей привлекают подземные полости своими лечебными свойствами. Чистый воздух, постоянство температур и другие черты микроклимата многих пещер позволяют использовать их для лечения астмы, коклюша и иных заболеваний. У нас и за рубежом возникла специальная отрасль медицины — спелеотерапия. В этом отношении могут оказаться полезными многие пещеры Ставрополья.
Спелеология на Ставрополье сделала только первые шаги, но интерес к тайнам подземелий растет, ширятся отряды «охотников за пещерами».
Центральный и краевой советы по туризму и экскурсиям ставят перед подземными туристами задачу дальнейшего разведывания и изучения пещер, чтобы эти замечательные памятники природы стали достоянием широких масс нашей страны.
Посещение некоторых наиболее доступных и интересных для туристов пещер Карачаево-Черкесии скоро будет включено в программу экскурсий в Теберду, Домбай, Архыз. В первую очередь это пещеры «Кадет-Дорбун» в долине Кубани, «Зонд-V» в долине Большой Лабы. Они расположены невдалеке от туристских путей. Благоустройство — крепление входов, оборудование галерей, постройка подъездов — не потребует больших затрат. В дальнейшем объектом экскурсий станет и «Южный слон».
Перед любителями природы стоят задачи не только новых открытий, но и охраны уже известных пещер и подземных полостей. Нельзя допустить порчи браконьерами этих ценных памятников природы.
Медные горы Урупа
В подземных кладовых Ставрополья хранятся не только лечебные воды, много здесь и других минеральных богатств. Они есть и на равнинах, и в предгорьях, и в горной области, и в каждом из этих районов недра содержат своеобразный комплекс полезных ископаемых.
На равнинной территории и в полосе предгорий преобладают ископаемые, образовавшиеся в отложениях древних морей. Это — нефть, горючий газ, известняки, доломиты, алебастр, цементное сырье, стекольные и другие пески, огнеупорные глины, каменный уголь.
В горной части края минеральные богатства еще более разнообразны. Воздействие на горные породы высоких температур и большого давления при горообразовании обогатили этот район различным минеральным сырьем. Здесь обнаружены месторождения: асбеста, барита, кварцитов, мрамора, пемзы, сурика, серого и красного гранита, кровельных сланцев, антрацита, руд редких и цветных металлов. Запасы этих ископаемых еще недостаточно изучены, и промышленная разработка многих из них еще не начата.
На Кавказе работает много пытливых разведчиков, но горы медленно раскрывают свои тайны. Путь к недрам гор лежит через громады скал, лесные трущобы, глубокие ущелья, осыпи и другие препятствия. Еще большие трудности создает сложность еще не расшифрованного полностью геологического строения Большого Кавказа.
На протяжении сотен миллионов лет на Кавказе неоднократно поднимались со дна моря мощные горные цепи. Глубокие трещины-разломы расчленяли горные массивы на отдельные блоки, передвигавшиеся в отношении друг друга на значительную высоту. В толщу горных пород внедрялась поднимающаяся с больших глубин огненная магма. Она или застывала в толще земной коры в виде жил, или извергалась на поверхность, образуя вулканические конусы и покровы. Ледники, водные потоки, обвалы, выветривание разрушали горные массивы, но внутренние силы Земли воздвигали их вновь.
Последняя фаза горообразования и общий подъем Кавказской горной страны произошли по геологическому летоисчислению «совсем недавно»: 10-15 миллионов лет назад, и Кавказские горы считают «молодыми». При горообразовании магма, проникающая в горные породы, выделяла различные химические соединения и металлоносные газы. Они захватывались горячими водами, переносились вверх по трещинам и осаждались в виде рудных жил в определенном порядке — «этажами», в зависимости от степени остывания раствора.
В самом нижнем «этаже» у поверхности гранитов образовывались руды разнообразных редких элементов, выше — вольфрамово-молибденово-оловянные руды, затем железо-медные с золотом, наконец вблизи земной поверхности возникали жилы свинцово-цинковых руд с серебром.
Оказывается — и древние вулканические процессы приносят человеку пользу! На Кавказе они сыграли большую роль в образовании рудных месторождений в толще горных пород, залегающих в Передовом хребте и ограничивающих его с севера и юга глубоких депрессий (погружений), пронизанных вулканическими жилами.
В этом районе южнее Карачаевска, в пределах депрессии, отделяющей предгорья от высокогорной части Кавказского хребта, расположено старейшее горнорудное предприятие Ставропольского края — Эльбрусский рудник.
Уже на подъезде к Карачаевску и вокруг города из земли поднимаются башнеобразные и островерхие скалы из застывшей магмы, внедрившейся 170 миллионов лет назад в толщу поверхностных осадочных пород, придающих окрестностям города живописный, но несколько суровый вид. Возле Карачаевска бешеным потоком мчит свои воды река Кубань, прорываясь узким каньоном через застывшие магматические жилы.
Южнее дорога к руднику пролегает между куполовидных гор, покрытых лесом, с выступающими кое-где вулканическими дайками. В этом участке, у северного подножья Передового хребта, в контакте осадочных и магматических пород обнаружены залежи барита, мрамора, сурика и полиметаллических руд, разрабатываемых Эльбрусским рудником.
История не сохранила имен горцев, впервые открывших здесь залежи свинца и цинка. Они доставили образцы этих руд в 1829 году членам Академии наук, принимавшим участие в первой русской экспедиции на вершину Эльбруса. Экспедиция в тот год посетила место слияния Кубани и Теберды.
Минуло много времени, прежде чем рудные богатства Кубани стали использоваться. В конце XIX века энтузиаст развития горного дела в России, инженер-технолог Томашевский, начал примитивные разработки свинца, организовав акционерное общество. Но вскоре рудник попал во владение бельгийских капиталистов и шесть раз переходил из рук в руки. Каждый новый владелец стремился использовать наиболее богатые участки, заваливая пустой породой менее продуктивные пласты. К нашему времени от прошлого осталось только одно наименование «рудник».
Залегание рудного тела и запасы руды были определены уже после Октябрьской революции, когда земля и ее недра стали достоянием народа. Все сооружения и оборудование рудника — дело рук советского человека. Здесь создано несколько штолен, обогатительная фабрика, канатная дорога, доставляющая руду со склонов гор к месту ее обработки, благоустроенный поселок. Расширяющаяся разведка увела добытчиков внутрь окрестных горных массивов и вглубь земли. Теперь главная штольня, где добывают руду, двумя этажами проходит под дном реки Кубани.
Добывать руду помогает современная техника, Мощные компрессоры подают сжатый воздух в забои штолен, к отбойным молоткам. Грузят руду не лопатами, а скреперами и специальными машинами. Для защиты горняков от пыли применяют мокрое бурение. Отбивая горную породу, молоток бурильщика одновременно смачивает ее, и воздух остается чистым. Руды Эльбрусского месторождения называют полиметаллическими, т. е. содержащими много металлов. На обогатительной фабрике руда превращается в мелкозернистый свинцовый и цинковый концентраты. Их отправляют в город Орджоникидзе, где из них выплавляют свинец и цинк, извлекают немного меди и серебра. Содержат эти руды также небольшое количество редких элементов.
В Эльбрусском руднике, существующем около 80 лет, уже извлечена значительная доля запасов свинца и цинка. Дальнейшие перспективы предприятия связаны с продолжающейся разведкой новых рудных тел в долине Кубани и в других местах северных склонов Кавказского хребта.
Недавно у Эльбрусского рудника появился младший брат — Урупский медный горнообогатительный комбинат. Но он далеко превзошел старшего брата по запасам руды, техническому совершенству оборудования и объему производства. Урупский комбинат — детище 8-й пятилетки, стал ведущим предприятием горной промышленности Ставропольского края, а Эльбрусский рудник организационно объединился с ним на правах свинцово-цинкового цеха комбината.
Дорога к Урупу проходит вдоль обширного понижения рельефа, называемого геологами юрской депрессией, где раздробленные сбросами древние горные породы опущены на большую глубину. В пределах депрессии расположены Карачаевск, станицы Кардоникская, Зеленчукская, Сторожевая и Преградная. Проезжающего по этой выровненной местности путника сопровождает отвесная стена массивов Скалистого хребта, ограничивающих депрессию с севера. С юга открывается обширная панорама поднимающихся все выше и выше лесистых куполовидных отрогов Передового хребта и виднеющихся кое-где в просветах ледяных вершин Большого Кавказа.
Вдоль дороги расстилаются поля разнообразных посевов. Далее, за станицей Сторожевой, в лесостепной местности шоссе многократно пересекает извилистое русло реки Теплой, обходит высокие конические останцы, увенчанные «шапочками» из плит песчаника.
У станицы Преградной шоссе сворачивает влево и входит в рассеченные рекой Урупом и ее притоками отроги хребта Абишира-Ахуба. Внезапно перед взором вырастают многоэтажные постройки поселка Медноурупска и сооружения горнообогатительного комбината. Окружающие их лесистые куполовидные возвышенности и есть знаменитые Медные горы Урупа.
Еще недавно это были дикие, необжитые места. Лучший знаток геологии Передового хребта Кавказа, первый исследователь урупских недр, Василий Николаевич Робинсон добирался сюда в 1911 году от станицы Баталпашинской (теперь город Черкесск) по бездорожью, на подводе, трое суток. Среди жителей затерявшегося в узкой долине Урупского поселка Василий Николаевич прослыл странным человеком. Целыми днями он бродил по глухомани, по звериным тропам, собирая в. холщовый мешок какие-то камни. Думали, что это одиночка-золотоискатель, и притом неудачник, так как не было видно, чтобы поиски приносили ему богатство.
Василий Николаевич искал и наносил на карту признаки медного оруденения среди древних вулканических горных пород, осматривал встречавшиеся кое-где копи и рудные выработки древних жителей.
В.Н. Робинсону удалось доказать, что участки древних вулканических внедрений в Передовом хребте включают медный колчедан — основную руду для выплавки меди. Но его доклад в горный департамент о необходимости постановки в Кубанских горах детальной геологической разведки пролежал несколько лет без движения в царских канцеляриях. Затем грянула мировая война, о докладе геолога совсем забыли.
К изучению недр Кубанского Кавказа приступили лишь после Октябрьской революции. Первым документом, положившим начало выявлению полезных ископаемых Кубани, было распоряжение В.И. Ленина, написанное 18 марта 1921 года:
«Поручение секретарю
Фрумкину сообщить, что я прошу доставить мне записку Янушевского о богатствах (рудных и пр.) Черноморского побережья и Теберды Кубанской области. Если здесь нет у Фрумкина, то прислать мне из Ростова-на-Дону»…
Но широкому развитию разведочных работ на Кавказе еще долго мешала разруха и нехватка средств.
В 1935 году по маршрутам Робинсона прошла разведочная партия, возглавляемая геологом В.Ф. Бочкаревым; она подтвердила выводы первого исследователя, обнаружив признаки медных и цинковых руд. Но Советское государство еще только закладывало основы индустриализации, и большую разведку на Урупе пришлось отложить на более поздний срок. Детальная разведка урупских медных месторождений была начата только в 1947 году. Первоначально ее попутно вели геологи треста «Севкавзолото» П.П. Телегин и другие, искавшие благородные металлы. В последующее время геологами экспедиций Министерства геологии и Министерства цветной металлургии были пробурены сотни скважин глубиной свыше 1000 метров, проведен анализ тысяч образцов руд и горных пород. В результате было открыто три крупных месторождения: Урупское, Власенчихинское и Скалистое. Подсчитаны запасы медной руды.
В работе геологических партий, открывших медь, активное участие принимал талантливый самоучка, коллектор Я.И. Корниенко. Он пришел на берега Урупа еще в 20-х годах 17-летним юношей. Работал в охотничьей бригаде, любил природу, изучал и коллекционировал минералы и камни, к чему его поощряли встречавшиеся геологи. Перед Отечественной войной начал работать в геологической партии, искавшей золото. После войны вновь приступил к геологической разведке, уже в должности начальника одного из поисковых отрядов, которому удалось вместо золота найти медь.
В районе Урупских гор подножья Передового хребта сложены девонскими горными породами, имеющими возраст около 400 миллионов лет. Они выходят на поверхность по днищам рек бассейна Урупа. Внимательное изучение обнажении горных пород показывает, что когда здесь расстилалось девонское море, местность эта испытывала воздействие интенсивных вулканических процессов. Постепенно поднимающиеся со дна моря горы пронизывались внедрениями магмы. На морском дне и вновь возникших островах возникали вулканы. Отложенные на морском дне глины и другие горные породы под воздействием магмы превращались в зеленоватые, с шелковистым блеском кристаллические сланцы. Местами в их толще мы теперь находим пласты диабазов и кварцевых альбитофиров, служащих основной рудовмещающей породой. Все эти напластования были перекрыты сверху туфами из пепла и вулканических пород. Рудоносная свита вместе с вмещающими и перекрывающими ее горными породами в дальнейшем подверглась раздроблению сбросами, отдельные ее части передвинулись на различные глубины, что усложнило ее изучение и особенно добычу руды.
В Урупском месторождении обнаружено до 50 рудных тел. Основное из них — крупная пластообразная залежь. Она состоит из сплошной рудной массы и вкраплений во вмещающие древние вулканические породы.
Власенчихинский карьер.
Урупское месторождение тоже можно назвать полиметаллическим. Вот его главные минералы: халькопирит (CuFeS2) — медный колчедан — основная медная руда, содержащая 35% меди, 30% железа и 35% серы. Она выглядит сплошной латунно-желтой массой с редкими кристаллами, часто поражающей взгляд туриста своим металлическим блеском. Пирит (FeS2) сернистое железо — сырье для получения серной кислоты. Это скопления крупных и мелких блестящих золотисто-желтых кубиков, часто принимаемых экскурсантами за самородки золота. Сфалерит (ZnS) — цинковая обманка, из которой получают цинк. Галенит (PbS) — свинцовый блеск. Встречаются также кристаллы красного железняка, молибденит, изредка крупинки самородного золота и серебра. Руды Урупа так же, как и эльбрусские, содержат примесь редких элементов: кадмия, селена, теллура, германия, индия, кобальта, имеющих большое практическое и научное значение.
Уруп прославился еще тем, что здесь был найден редчайший минерал — бетехтинит, содержащий необычные концентрации сульфидов меди, свинца, цинка, железа и других элементов. Он представляет большой интерес для науки. Назван в честь знаменитого русского ученого-минералога А.Г. Бетехтина. Кроме Урупа этот минерал обнаружен лишь в двух других местах земного шара — в ГДР и в Казахской ССР, близ Джезказгана, где был найден самый большой образец бетехтенита весом в 2 килограмма. По редкости бетехтенит может спорить с лунным грунтом. Его добыто значительно меньше, чем доставлено на Землю луноходами и космонавтами горных пород с поверхности Луны.
Копер Урупского медного рудника.
Вслед за первопроходчиками-геологами в Урупскую долину пришли строители. Комсомольские путевки связали ударную стройку со всеми уголками нашей Родины — Кавказом, Дальним Востоком, Сибирью, Уралом. Энтузиасты строительства стремились досрочно выполнить решения XXIII съезда КПСС о создании Урупского медного горнообогатительного комбината.
Вступивший в строй действующих предприятий страны в 1971 году Урупский комбинат включает Власенчихинский карьер открытой добычи руды, рудник подземной добычи, обогатительную фабрику, химическую лабораторию, парк рудовозов, ряд мастерских и подсобных цехов.
Власенчихинский карьер расположен на притоке Урупа — Власенчихе, недалеко от поселка Медноурупска. Рудное тело выходит в нем прямо на поверхность. Река Власенчиха много лет прорезала в нем свое русло. Сейчас она отведена в сторону и заключена в бетон. На месте русла идет добыча руды.
Идет руда из Урупской медной горы.
В карьере хорошо видны обнажения пород, слагающих стены и склоны соседних гор, общей высотой в 200 метров. Взору открываются горные породы различных геологических эпох. На самом верху, под корнями деревьев покрывающего горы леса — рыхлые четвертичные отложения; ниже — глыбы коричневых нижнеюрских песчаников, имеющих возраст около 200 миллионов лет. Затем взгляд переносится на лежащие глубже пласты красных пермских конгломератов, отложенных свыше 350 миллионов лет назад, свидетельствующих о мощных разрушительных процессах, протекавших при образовании Кавказских гор в палеозое. В самом низу видны черные и серые пласты рудных тел и вмещающие их метаморфические породы девона с возрастом около 400 миллионов лет.
У дна карьера, на глубине 50 метров от уровня дороги, работают бригады буровиков, подготавливающих взрывы рудоносной породы. Мощные экскаваторы, захватывающие руду пятитонными ковшами для погрузки в рудовозы, движущиеся, словно жуки, вверх и вниз по серпантинам дорог, ведущим к забою. Мощные насосы откачивают притекающие подземные воды и подают их вверх в русло Власенчихи.
Карьер извлекает на поверхность руду со средним содержанием меди около одного процента. На первый взгляд кажется, что и добывать ее не стоит. Но руда карьера считается довольно богатой. Иногда медь добывают и из более бедных руд.
Если от Медногорска проехать вверх по долине Урупа, то через некоторое время мы увидим белую многоэтажную семидесятиметровую цилиндрическую башню — самое высокое здание в Ставропольском крае. Возводили ее те же мастера, что и Останкинскую башню в Москве. Это копер над Урупским рудником подземной добычи меди. Рудник не похож назапыленные шахты прошлого, копры которых опускали и поднимали бадьи с рабочими или добытой рудой. Эта шахта залита электрическим светом. Механизмы доставляют с большой скоростью в штольни разных уровней рудника людей и грузы, поднимают вагонетки с рудой и пустой породой, обеспечивают вентиляцию, отопление, снабжение штолен водой, сжатым воздухом.
Внутри башни лифт. За одну минуту можно подняться на крышу и полюбоваться обширной панорамой Урупских гор, а также возникшим среди них индустриальным ландшафтом, оживленным движением рудовозов.
Глубина ствола рудника достигает 300 метров. Имеются перспективы дальнейшего его углубления до 800. Многоярусные штольни, освещенные люминесцентными светильниками, напоминают тоннели метро, электровозы движут по ним целые поезда вагонеток.
Сложным хозяйством рудника управляет диспетчер с помощью многочисленных автоматических аппаратов. Они позволяют ему точно знать, что делается в данный момент на каждом участке той или иной штольни или забоя — каково давление сжатого воздуха, сколько руды накопилось в бункерах, где находятся электровозы — и давать необходимые команды.
Суточная производительность рудника немного меньше выработки карьера, но содержание меди в руде несколько выше (1,5-2%).
Карьер и рудник — начальное звено Урупского комбината, определяющее работу всей цепи производства. Руде, извлеченной из земных недр, предстоит долгий и. сложный путь через цеха обогатительной фабрики до хранилища готовой продукции, представляющей собой насыщенный медью порошок — концентрат.
Задача фабрики — освободить руду от пустой породы и превратить в богатую медью порошкообразную массу — концентрат. И руда проделывает значительное путешествие, претерпевая различные превращения. С рудника и карьера мощные рудовозы доставляют руду в приемный бункер, из которого она подается транспортером к машинам крупного дробления. Другой транспортер поднимает руду в верхний этаж к другим дробилкам, превращающим ее в мелкий щебень. По пути электромагнитная шайба, установленная над вторым транспортером, выхватывает из проходящей руды стальные предметы, какие могли случайно попасть в нее в карьере или в руднике. Магнит постепенно обрастает снизу как бы щетиной из этих включений, и время от времени его «бреют» — отводят в сторону, выключают ток — «щетина» опадает.
Затем рудный щебень попадает в шаровые мельницы, стальные шары, высекая при столкновении искры, размалывают руду в тонкий порошок с диаметром зерен меньше микрона.
Урупская обогатительная фабрика.
Рудная мука поступает во флотационное отделение фабрики, где совершается главное чудо обогащения — медь, имеющую больший удельный вес, заставляют всплывать, а более легкую пустую породу опускаться на дно флотационных машин. В больших чанах смешивают флотационный реагент с измельченным рудным порошком. Реагентом служат вещества, способные сильно пениться, вынося на поверхности пузырьков пристающие к их пленке несмачиваемые водой крупинки металла. Металл как бы всплывает вместе с пеной, а хорошо смачиваемые и не пристающие к пузырькам частицы минерального вещества оседают на дно. Особые весла-пеногоны, движущиеся на поверхности обогащаемой массы, сгоняют пену с тусклым металлическим блеском к краям аппарата, откуда она идет в отстойники.
Бытует легенда об открытии в XIX веке процесса флотации. В Германии жена рабочего свинцового завода стирала мужу спецовку и заметила, что мыльная пена вся покрылась блестками свинца, а глина и песок осели на дно корыта. Об этом она рассказала мужу, он поведал инженеру. Вскоре инженер сообщил рабочему, что его жена сделала открытие, нашла способ обогащения руды, а узнав, что жену рабочего зовут Флотой, назвал этот процесс флотацией, и якобы с тех пор во всем мире пользуются этим термином.
Может быть, и действительно какой-либо женщине удалось подметить роль мыльной пены в отделении металлических крупинок от горной породы, но термин «флотация» возник не от собственного имени, а от французского слова «flottacion» — «всплывание» и в данном случае характеризует всплывание металлических частиц на поверхность вместе с пузырьками пены.
Густая пена реагента, вобравшая в себя частицы меди, поступает в стоящие под открытым небом огромные бетонные чаши сгустителей, постепенно обезвоживается, затем поступает в сушильный барабан с температурой 900° и, наконец, идет в хранилища в виде концентрата.
К хранилищам продукции у концевой части фабрики также все время подходят рудовозы, загружаясь, они везут концентрат на станцию Джегута, откуда он в специальных контейнерах отправляется на медеплавильные заводы Урала и Закавказья.
Шахтеры горнообогатительного комбината, выросшего в короткие сроки среди Урупских гор, несколько лет поставляют Родине многие тонны чистой меди. Рабочие стремятся значительно увеличить производительность труда и досрочно выполнить планы пятилетки.
Большой вклад в развитие производства вносит рационализаторская деятельность рабочих, инженеров и техников комбината. Она направлена на увеличение производительности труда, повышение содержания меди в концентрате и на более широкое извлечение из руды ценных сопутствующих минералов.
Недавно по предложению рационализаторов дорогое сосновое масло, использовавшееся как флотационный реагент, было заменено дешевым «тяжелым маслом», являющимся отходом производства на Невинномысском химическом комбинате, что улучшило условия труда и дало большую экономию.
Вместе с ростом производства улучшается быт хозяев медных гор. Они живут в поселке Урупском, возникшем еще в дореволюционные годы, и во вновь созданном социалистическом городке Медноурупске.
Медноурупск не видел ни одной хаты с камышовой или соломенной крышей. Строился он на новом месте, это настоящий город, он хорошо спланирован и озеленен. Многоэтажные светлые дома снабжены горячей водой и всеми коммунальными удобствами. В городке построены две большие школы, детские сады, больница, профилакторий, Дворец культуры, спортивные площадки. Установлен телевизионный ретранслятор. Поселок связан со многими городами Карачаево-Черкесской области и края автобусными рейсами и авиатрассами.
Урупский комбинат продолжает расти. В дальнейшем здесь пройдет уже спроектированная автотрасса, связывающая Ставропольский край с Черноморским побережьем Кавказа. Подойдет ветка железной дороги. Все это позволит не только увеличивать объем производства, но и улучшать качество. Наряду с медным концентратом комбинат будет поставлять стране пиритовый и цинковый концентраты, извлекать благородные и редкие металлы.
Покорившись воле советского человека, Урупские медные горы будут все щедрее и щедрее отдавать свои богатства нашей стране.
Томузловские чудовища
Ставрополь когда-то называли «воротами Кавказа», — через него шел главный почтовый тракт из России на Военно-Грузинскую дорогу и «Горячие Воды».
Теперь старая «кавказская» дорога связывает Ставрополь со многими районами края, она проходит через Старомарьевку, поселок Базовый, села Сергиевское, Северное, Александровское — до станции Минеральные Воды.
Дорога очень живописна: самая красивая часть ее проходит по долине Томузловки. Мощные родники Прикалаусских высот, где берет свое начало эта река, делают Томузловку одной из самых водоносных рек равнинного Ставрополья. Она не пересыхает и доносит свои воды до русла Кумы. Начало долине Томузловки дают небольшие балки. Они вскоре сливаются в общую узкую долину с обрывистым левым и более сглаженным правым склоном.
Правая часть долины занята молодым лиственным лесом и руслом Томузловки. Вдоль реки расположились усадьбы и сады поселка Томузловского, слившегося теперь с западной частью села Александровского. На левом склоне, обращенном к югу, видны только камни и сухие степные травы. Крупнозернистый песчаник, венчающий левый склон, образует карниз из диких скал с пещерами и гигантскими нишами. Многие глыбы камня, скатившиеся сверху, издали напоминают фигуры диковинных птиц и зверей. Среди причудливых скал выделяется каменная глыба, напоминающая лягушку, высоко поднявшую голову со взглядом на запад. Пассажиры, проезжающие на автобусах, всегда делают в этом месте остановку, чтобы полюбоваться скульптурой-самородком.
Скала «Лягушка».
Подойдем к «лягушке» ближе. С восточной стороны у нее уже другой вид. Вверху на обрывистом склоне виднеется небольшой грот, посещаемый школьниками-скалолазами.
Пещера «Подковка».
На бровке склона горы, выше «лягушки», скалы изрыты большими и малыми пещерами, галереями, ветвистыми коридорами. Одна из пещер в плане напоминает подкову и зовут ее школьники «подковкой». Если войти в ее западную «дверь», то, обойдя центральную витую колонну, украшенную ажурной лепкой, можно выйти через другой выход, открытый к югу, на «балкон», нависающий над обрывом. С него открывается чудесная панорама на всю долину Томузловки. Внизу под вами — лента асфальтированной дороги, далее виднеются ряды чисто выбеленных домов поселка и поднимающиеся за ними верхушки Деревьев леса, в сени которого прячется главная виновница всей этой красоты — речка Томузловка. В «подковке» на вертикальной стене против входа есть грот, похожий на нишу для багажа в купе пассажирского вагона. В нише достаточно места для двух-трех человек, а подняться к ней легко по выступам скалы.
Здесь вдоль бровки склона вытянулся целый пещерный «город» в несколько ярусов. Дно пещер и трещины в их стенах засыпаны чистым, словно отсортированным, коричневым слюдистым песком. Он искрится под солнечными лучами, заглядывающими иногда внутрь через небольшие просветы. Стены пещер узорчаты. Они состоят из разнообразных и причудливых округлых, сросшихся один с другим бугорков из сцементированного известью песка. Скопления их образуют то подобия каких-то наплывов, то каменные «занавески». Местами такие занавески делят пещеры на «комнаты» с проходами и отверстиями, выходящими в главную пещеру.
Из пещеры видна долина Томузловки.
Удивительные произведения природных скульпторов — подземных вод, ветра и других — можно видеть и в Томузловском лесу, в правой части долины. Этот лес — самый крупный на Прикалаусских высотах. Богат разнообразными лиственными породами деревьев, дикими яблонями, грушами, кизилом, алычой, местами вся земля бывает усеяна опавшими плодами.
Туристские тропы, проложенные по лесу, ведут к пещерам, получившим название «Каменные сараи». Тут лес редеет, образуя светлую поляну, ограниченную с севера каменистым кряжем, поросшим кустарником. У подошвы кряжа, под сенью редких деревьев, открываются входы в «Каменные сараи». Здесь около десятка пещер. Большая часть из них выглядит как горизонтальные клиновидные полости, уходящие в толщу песчаника, слагающего кряж. Самая большая пещера в западной части уступа имеет длину 45 метров, ширину входа 16 метров, высоту около 3 метров. В конце она сужается до 1,4 метра. Соседние пещеры «Партизанская», «Обгорелая» (стенки ее закопчены) протягиваются примерно на 22 метра и, также сужаясь, достигают в конце 1,2 метра в диаметре. В восточной части кряжа пещеры меньших размеров.
Потолки и стены «Каменных сараев» имеют форму сводов, пол их выровнен и покрыт слоем песка. Стены свода — это толстые известково-песчанистые корки с гладкой поверхностью. Цементация песчаника, из какого они состоят, различна. Ближе к входу он тверд, при ударе молотком высекаются искры, в глубине пещеры твердость корок уменьшается и они переходят в толщу рыхлого песка. Входы в пещеру загромождены обвалившимися глыбами камня, имеющего многослойную коркообразную структуру. Пещеры отделяются друг от друга тонкими ребристыми перегородками с «окнами», через которые можно пролезть. У некоторых из них есть и боковые ответвления.
«Каменные сараи». Вход в пещеру «Партизанская».
В период гражданской и Великой Отечественной войн «Каменные сараи» использовались партизанами, хранившими тут оружие. Здесь собирались отряды для боевых действий против врагов, двигавшихся по дороге Александровское — Ставрополь.
О «Каменных сараях» сложилось много легенд. Существует поверье, что они протягиваются на несколько километров и имеют выход где-то у подножья Прикалаусских высот. Рассказывают, что как-то отбившаяся от стада овца якобы прошла через пещеры и была обнаружена на расстоянии трех километров у русла Калауса. Все это необоснованные фантазии — пещеры коротки, замкнуты, пласт песчаника, в котором они заключены, залегает на 200 метров выше русла Калауса.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.