фильтр

Занимательное краеведение Часть 2


Трудно сказать, в чем в настоящее время большее значение для нас имеет Эльбрус — то ли как центр альпинизма для советских спортсменов и наших зарубежных гостей, то ли для развития научных исследований атмосферы, космических лучей, ледников и других природных явлений, изучение которых здесь с каждым годом расширяется.
Помимо метеостанции постоянной геофизической экспедиции Академии наук СССР, начавшей работу на Эльбрусе еще в 1934 году, здесь базируется экспедиция Грузинского государственного университета. В 1957-1958 годах работала по программе Международного геофизического года гляциологическая экспедиция Московского государственного университета. Международный год давно закончился, а исследование ледников экспедицией продолжается и поныне. К пятидесятилетнему юбилею Великой Октябрьской социалистической революции, в 1967 году, Институт физиологии Академии наук Украинской ССР создал на восточной вершине Эльбруса, на уровне 5621 метра, самую высокую в мире лабораторию по изучению условий жизни в высокогорье. Строительство и оборудование лаборатории осуществлено благодаря героическому труду многих альпинистов, ученых и летчиков воздушного флота, доставлявших материалы и грузы для лаборатории по воздуху на мощных вертолетах, яки тут уже помочь не могли.
В стихотворении М.Ю. Лермонтова «Спор» Эльбрус предупреждает гору Казбек о возможности покорения его человеком. Побежденным оказался не только Казбек, но и сам Эльбрус. Советский человек, вооруженный передовой техникой, уже широко использует поверхность и недра кавказского гиганта. По Эльбрусу проложены во всех направлениях туристские пути, созданы жилища и лаборатории, движутся вагончики канатной дороги. Грудь Эльбруса уже слышит не только топор и лопату человека, но и радиосигналы, телефонные гудки, гул советских самолетов. В грудь Эльбруса врезаются буровые станки, определяющие мощность льда, свойства горных пород, опускаются термометры и другие приборы. Эльбрус побежден! Он превращен в высокогорную научную обсерваторию и школу советского альпинизма.
Гора Машук

 Машук, податель струй целебных;
Вокруг ручьев его волшебных
Больных теснится бледный рой…
А.С. Пушкин.
Машук, пожалуй, самая популярная гора нашего края. Высота ее — 994 метра над уровнем моря, над Пятигорском она поднимается на 300-400 метров. Редко кто, посетивши Пятигорск, не бывал на ее вершине, откуда виден и Кавказский хребет и значительная часть равнинного Ставрополья.
Гора Машук.
Контур горы со стальной мачтой на вершине хорошо известен телезрителям края — это титр, объявляющий о начале передач Пятигорского телецентра.
Ее подножье еще более знаменито. Тут и отрог Машука Горячая гора с серными источниками, и Пятигорский провал, и известные экскурсантам памятники старины: Эолова арфа, Лермонтовский грот. У подножья Машука — памятник на месте дуэли великого русского поэта М.Ю. Лермонтова и сам Пятигорск с его санаториями.
Откуда ни посмотришь, со всех сторон Машук кажется огромной куполовидной горой, как бы близнецом горы Железной. Лишь юго-западные и юго-восточные склоны горы рассечены глубокими прямолинейными балками. На большей своей части склоны Машука покрыты лиственным лесом, вершина же горы безлесна. Здесь раскинулась красивая луговая степь.
Мощные потоки магмы, внедрившись в толщу земной коры, образовали эту гору, но не смогли прорваться наружу. Не успел вскрыть ядра горы и поверхностный размыв ее склонов. Машук до сих пор еще хранит тайну своего внутреннего строения. На поверхности Машука залегает мощная толща серого мергеля, образовавшегося на дне древнего палеогенового моря. С южной стороны к Машуку примыкает в виде широкого отрога Горячая гора. Таких гор на земном шаре очень мало. Это насыпная, вернее, даже «наливная» гора, ее создали мощные струи минеральной воды, выходящей у подножья Машука. Изливаясь на поверхность уже более миллиона лет, горячая минеральная вода, испаряясь, оставляла на траве и опавших листьях деревьев много извести и других солей, принесенных водой с больших глубин. Листья и трава, пропитываясь солью, постепенно окаменевали, превращаясь в пористый слоистый камень — известковый туф, называемый иначе травертином. Из него-то и состоит весь массив Горячей горы. В потоки ручьев вместе с листьями и травой попадали кости древних животных. В туфах найдены остатки предков современных слонов — Южного слона, слона Трогонтерия, кости оленей, рога первобытных быков и т. д.
Эти животные были свидетелями мощных извержений соседнего Эльбруса — вместе с их костями в пластах травертина были погребены пропластки вулканического туфа, заброшенного на Машук Эльбрусом.
Места выхода минеральных вод вокруг Машука в течение веков менялись. Горячие источники, а вместе с ними и «горячие горы», слагаемые туфом, как бы кочевали вокруг Машука. Самый древний выход вод располагался в северной части горы, из туфа этого времени сложена Перкальская скала, в ней найдены остатки самых древних животных. В дальнейшем источники выходили у восточных и северо-восточных склонов Машука. В наше время наибольшее количество источников располагается в южной части, на Горячей горе — здесь мощность туфа достигает 70 метров.
В местах выхода источников гора как бы продолжает постепенно расти, но ее росту мешает человек, заключивший воду в трубы и направивший ее в ванные помещения, расположенные в различных частях Пятигорска. Однако вода продолжает «работу»: травертин откладывается в трубах, забивает их отверстия, иногда они лопаются, вода вновь вырывается на свободу.
Интересны экскурсии на Горячую гору. С нее открывается обширный вид на Подкумок, лакколиты Пятигорья и Кавказский хребет. Горячая гора не только растет, но и быстро разрушается водой и ветром. На ее склонах имеется много пещер, есть два небольших провала. По гребню вдоль горы проходит глубокая сбросовая трещина. Некогда по трещине текла горячая минеральная вода, трещина «дымилась» от поднимавшихся паров. Теперь она суха, местами по дну засыпанной трещины проходит пешеходная тропинка.
Травертин «горячих гор» Пятигорья вырабатывался на хозяйственные нужды. Вырубавшийся из него штучный камень и плиты шли на строительство. Почти все крупные старые здания Пятигорска возведены из этого камня. Обожженный травертин давал лучшую в Ставрополье пятигорскую известь.
Чтобы не потревожить пластов, по которым поднимаются из глубины пятигорские минеральные воды, теперь прекращена вырубка травертина у подножья Машука.
Выше уровня Горячей горы вокруг Машука проходит кольцевая дорога. Длина ее около 10 километров. Это знаменитая экскурсионная тропа. Учащиеся 10 класса школ Пятигорска с факелами в руках, торжественной процессией, вместе с преподавателями заканчивают свой выпускной вечер ночным походом вокруг Машука.
Но еще интереснее экскурсия вокруг Машука в дневное время. Дорога начинается в Провальной части Пятигорска. Здесь близ Народных ванн на поверхность выходит мощный сероводородный источник.
Эта часть дороги одно из самых красивых мест Пятигорска. Вдоль шоссе-аллеи тянутся красивые здания санаториев. За санаториями устроена площадка Провала, за которой дорога вскоре входит в лес. Постепенно закругляясь, почти не меняя высоты, кольцевая дорога обходит гору. Всюду высится густой лиственный лес, перемежающийся небольшими полянами, открываются новые виды окрестностей Пятигорска. В северной части дороги, в 3 километрах от Провала, расположена Перкальская поляна, одно из самых живописных мест Машука. Особенно интересен здесь питомник. В нем собрано много субтропических деревьев, хорошо акклиматизировавшихся в этих местах. Тут растут платаны, тюльпанное дерево из Северной Америки, орех черный и сердцевидный, вымирающее дерево Кавказа — тис ягодный, различные виды ели, сосны, лиственницы, «живое ископаемое» дерево гинкго — одно из древнейших растений Земли, вымершее в Европе и сохранившееся в горах Южного Китая.
Близ питомника на поверхность земли выходит холодная, приятная на вкус вода Перкальского источника. Здесь же невдалеке расположена одна из тропинок, ведущая к вершине Машука.
Обсаженная ореховыми деревьями дорога поднимается к месту, где 15 (27) июля в 7 часов вечера в 1841 году, на 27 году жизни, был убит М.Ю. Лермонтов. На месте дуэли сооружен высокий обелиск с бюстом поэта. От места дуэли у экскурсантов путь может быть различен. Можно спуститься вниз по дороге к Лермонтовскому разъезду. Продолжая же путь вокруг горы, выходим в верхнюю часть Пятигорска, к Ленинским скалам. Здесь, на обращенном к югу склоне, уже издали виден огромный, в пять метров высотой, портрет В.И. Ленина. Рабочий, художник и поэт И.К. Шуклин правдиво запечатлел на камне образ великого вождя как подарок первому Краевому съезду горянок, проходившему в Пятигорске в 1925 году. Заключительное собрание съезд провел у подножья Машука и торжественно открыл этот памятник Ильичу.
В 1942 году фашисты пытались уничтожить портрет, расстреливая его из орудий, но из этой затеи ничего не вышло. Теперь автор реставрировал памятник, рядом поместил вдохновенные стихи о его истории. Портрет всегда украшают живые цветы, приносимые сюда экскурсантами.
На вершину Машука можно подниматься со всех сторон, хотя издали это кажется почти невозможным. Наиболее известная тропа на Машук начинается от здания курортной выставки. Она идет зигзагами, и за 45 минут можно достигнуть вершины. Высота подъема в этом месте составляет 370 метров, длина тропы около 3 километров: Спускаться с Машука интересней по новому пути, например, по тропе, идущей к Провалу.
Подъем с юга труден, значительно легче подняться на вершину с северной стороны от Перкальской поляны или по дороге, начинающейся недалеко от места дуэли Лермонтова, но тропа идет по лесу, и окрестностей до вершины не видно.
Все это мы говорим для туристов — любителей пеших путешествий, при которых можно лучше познакомиться с местностью, чем поднимаясь на автомашине по дороге, спиралью обвивающей гору и служащей также терренкуром для курортников.
Но в наш технический век на вершину Машука можно добраться куда быстрее, чем даже на такси. Этому служит Машукский воздушный трамвай, иначе — «канатка». Ее нижняя станция разместилась возле Радоновых ванн — гордости Пятигорского курорта. У посадочной площадки трамвая всегда много желающих совершить «перелет» на вершину знаменитого лакколита. Скользя по стальному тросу, к площадке подходит застекленный со всех сторон воздушный вагон. Забрав 20 очередных путешественников и включив мотор, трамвай плавно бежит к вершине горы.
Каждую секунду, по мере подъема путешественников, сменяется картина окрестностей и с боков и под вагоном. Не успели тронуться, а станция где-то уже далеко внизу. Слева проплывают Ленинские скалы. Поочередно уходят вниз, будто проваливаются куда-то, верхушки деревьев, над которыми плывет «воздушный корабль». Среди лесного массива в виде развалин башен и замков поднимаются глыбы белого известняка, также уплывающие вниз по склону. На середине пути вдруг промелькнет встречный трамвайчик, он везет вниз туристов, уже побывавших на вершине. Линия горизонта все более убегает вдаль, раскрывая обширную панораму на город с блестящей лентой реки Подкумок, синеющие контуры лакколитов и, наконец, белоснежную цепь Кавказского хребта. От быстрого подъема слегка закладывает уши, как на самолете. Но вот перед глазами замаячили стены надвигающейся на вас верхней станции, вагон пришвартовывается к площадке. Путешествие окончено, вы на вершине. За 140 секунд проделали путь в 964 метра, со скоростью в 8 метров в секунду, и поднялись на 368 метров вверх от подошвы горы.
Вблизи станции канатки на крутом южном склоне стоит обелиск над могилой русского альпиниста, военного топографа А.В. Пастухова. Положивший начало альпинизму в нашей стране А.В. Пастухов завещал похоронить его на Машуке, на виду у кавказских снеговых гигантов, с которыми он так сроднился во время своих восхождений.
Обходя вершину Машука вокруг здания телецентра, видишь обширную круговую панораму окрестностей. Перед тобой проходят, как кадры кинофильма, один прекраснее другого виды на север, восток, юг и запад, от ставропольских степей до гор Кавказского хребта.
Особенно много впечатлений получают те туристы, которым удается достигнуть вершины с вечера и после ночевки у верхней опушки леса наблюдать восход солнца на ледниках и пиках Кавказского хребта. Это зрелище надолго сохраняется в памяти наблюдателя как одно из самых прекрасных видений природы.
Пятигорский Большой Провал
Провалов на Кавказских Минеральных Водах несколько. Их можно встретить на Лысой и на Горячей горах и в других местах. Но самый знаменитый из них Пятигорский Большой провал — он охраняется государством как ценный памятник природы.
Провал тесно связан с минеральными источниками Пятигорска. Его посещали А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Л.Н. Толстой. Провал описан в повести М.Ю. Лермонтова «Княжна Мери». Каждый год тысячи туристов и лечащихся на Кавказских Минеральных Водах из всех районов страны знакомятся с этим «чудом природы». Провал расположен на южном склоне Машука, в восточной части Пятигорска. Узкий горизонтальный тоннель длиной 43,8 метра ведет в глубь горы. Тоннель заканчивается обширной подземной пещерой с огромной воронкой, зияющей в ее потолке, через которую видно небо.
Глубина воронки до дна 41 метр. Пещера в поперечнике достигает 15 метров. В ее юго-западной части расположено небольшое озеро глубиной около 10 метров. Котловина озера постепенно переходит в узкую трещину, рассекающую стены пещеры, на большую глубину. По линии трещины когда-то произошел сброс. Пласты по одну сторону трещины поднялись, по другую — опустились. На одном уровне оказались с одной стороны — темно-серые мергели палеогена, образовавшиеся 30 миллионов лет назад, и с другой — поднявшиеся с большой глубины белые слоистые известняки мелового моря, имеющие возраст около 60 миллионов лет. По сбросовой трещине циркулировала горячая минеральная вода. Она растворяла горные породы, что привело к возникновению пещеры с озером. Потолок пещеры обрушился, образовав воронку.
Озеро в Провале производит чарующее впечатление. Его сине-зеленая вода, цвет которой связан с нахождением в ней серы, особых бактерий и отчасти в результате отсвета небосклона, разливает по всей пещере удивительно нежный голубой свет.
В пещере чувствуется запах сероводорода, которым насыщена озерная вода, имеющая температуру около 40°. Все серебряные вещи — часы, кольца и другие, внесенные в пещеру, под действием этого газа быстро темнеют. Веточки и другие предметы в озерке покрываются налетом солей, растворенных в воде.
Сбросовая трещина питает озеро минеральной водой. До образования воронки все дно пещеры было занято озером. После обвала потолка на дне пещеры возникла первая «суша», занявшая 2/3 ее площади. При высоком уровне озера часть воды по каналу под полом пещеры вытекает на поверхность ниже входа в Провал. Бывали годы, что вода мощным потоком вытекала даже через тоннель.
Высокая температура озерной воды указывает на ее связь с большими глубинами. Колебания уровня воды в Провальном озере связаны с изменениями режима источников Пятигорска, видимо, их питает водой общая система трещин.
Провал был известен давно. У местных народов он имел плохую славу. Они думали, что в нем живет крылатый огнедышащий змей, пожирающий людей и вылетающий по ночам за своей добычей. Другим он представлялся жерлом потухшего вулкана. Во время стычек русских с горцами жертвы схваток сбрасывались в это «гиблое» место.
Во времена Лермонтова тоннель еще не был пробит, но диковинная воронка привлекла внимание посетителей курорта. Любители сильных ощущений иногда покрывали Провал досками и устраивали танцы над «адской бездной». Другие опускались вниз в корзине на канате и купались в озере, где вода считалась особо целебной.
Первые попытки исследования Провала относятся к 1793 году. Ученый Паллас приблизился ползком к краю воронки и наблюдал пещеру сверху. Паллас измерил глубину внешней воронки и описал ее вид. В то время на дне были видны два озера — большое и малое, соединенные узким проливом. Обычно в глубине было тихо, доносилось лишь воркование голубей, примостивших свои гнезда в углублениях стен, и шипение газа. Голуби селились на северной, освещенной части стены воронки, а затененные участки были заняты сплошными рядами летучих мышей. Голуби и летучие мыши жили мирно и никогда не переходили границ своих владений. За сутки они как бы сменяли друг друга. Рано утром летучие мыши, убегающие от солнечных лучей, возвращались в Провал, а голуби вылетали в это время на поиски корма. Вечером же, наоборот, возвращались голуби и улетали мыши.
Первый спуск в Провал с научными целями был совершен только в 1857 году. В нем приняли участие известный исследователь минеральных вод Ф.А. Баталин, директор Тифлисской метеорологической обсерватории Мориц, офицеры-топографы и землемеры.
Сохранились записи из дневника Баталина.
«Утро 20 июня, около 8 часов утра, я и мои спутники были уже у Провала. Порядочная коллекция инструментов должна была сопровождать нас на дно. Вскоре явилось несколько лиц пожелать нам счастливого пути и посмотреть на самый спуск. Первым спустился один из моих товарищей, затем наступила и моя очередь. Сказать по правде, я чувствовал себя не совсем спокойным, дрожь подчас одолевала меня, но я старался пересилить ее. Процесс спуска очень прост. Вдоль мостика лежит бревно, на внешнем конце которого укреплен блок. Один конец каната держат рабочие, другой, пройдя через блок, идет под полом мостика и снова выходит наружу через отверстие, нарочно сделанное в том же полу. К этому концу каната за середину привязано нечто вроде круглого полена. Вот и вся машина, незатейливая, но зато и очень неспокойная. Я сажусь на полено, пропустив канат между ног, дабы иметь его перед собою; меня привязывают, ради большей безопасности, бечевкой к канату и в заключение говорят: „Ну, с богом спускайтесь!“ И вот, ухватившись одной рукой за канат, другою за веревку-оттяжку, начинаю сползать ногами вперед, припав грудью к земле, по окраине стены Провала, которая здесь идет выступом, в отверстие пола мостика, едва достаточное для того, чтобы пролезть человеку. Тут нужна осторожность, ибо полено, служащее сиденьем, зацепившись за что-либо, может вывернуться, и тогда путешественнику предстоит повиснуть на канате на одних руках. Вначале сползать было легко, но едва я спустился головой под мостик, ноги напрасно искали прочной опоры; слышался только шум осыпавшихся из-под них камней. По команде отпустили оттяжку, потянули канат, я отделился от стены и повис над бездной на аршин ниже мостика и на столько же от ближайшей стены. Канат (а на этот раз не пожалели нового) начал сильно крутиться и раскручиваться. Таким образом, мне пришлось обернуться около самого себя раз 25, то в ту, то в другую сторону. Все зарябило в глазах: круги, круги, круги! Взглянуть вниз еще страшней, а сверху несется пыль и песок. Опасаясь головокружения, я закрываю глаза и уж не знаю, спускаюсь ли я или все еще продолжаю вертеться на одном месте. Через несколько секунд я слышу крики сверху: „Упирайся ногами!“
Раскрываю глаза и вижу перед собой скалистую стену, от которой приходится отталкиваться ногами, ибо она идет выступами. Я трусь об нее то спиной, то боком; сверху летит куча песку и мелких камней, которые бьют немилосердно. Затем снова впадина в стене, снова начинаю кружиться; но я уж привык к этому и с любопытством осматриваю стены, искоса заглядываю на дно, все еще страшное дно Провала. Новый выступ и вдобавок острый. Рука, попав в промежуток между канатом и стеной, мгновенно исцарапана. Далее спуск продолжается благополучно, — и вскоре я ощущаю под ногами что-то твердое. Озираюсь и вижу, что нахожусь на довольно широком выступе скалы…
На остров уж схожу по заблаговременно спущенной лестнице. Таким же образом, один за другим, спустились и все прочие мои спутники. Пока продолжался спуск, те, которые находились на дне, должны были скрываться под нависшей скалой, припрятав туда все инструменты, ибо мелкие камни постоянно сыпались сверху в большом количестве. Поднятие было еще труднее спуска, стоило немалых забот попасть и пролезть в отверстие мостика».
Работы были закончены 20 июня.
Для проверки и дополнения был предпринят вторичный спуск на следующий день. В первый раз исследователи пробыли на дне 8 часов, а в другой раз около 3,5 часа.
Вид, который открывался снизу, вполне вознаградил исследователей за неприятности тяжелого спуска. Грот изумлял громадностью размеров и причудливостью очертаний. Подземное озеро, уходящее под своды юго-западной стены, своим цветом усиливало оригинальность картины.
Работа «подземной экспедиции» была успешной, ею была замерена температура, определен состав воды, измерена глубина озера, по которому участникам спуска пришлось плавать на плоту. Экспедиция установила, что пещера возникла в силу растворения известняка циркулирующей по трещинам водой, потолок пещеры обрушился, образовав воронку Провала.
В 1858 году к подземному озеру был пробит тоннель, и с тех пор Провал приобрел большую популярность.
В наше время Провал посещают тысячи экскурсантов, туристов, курортников, знакомящихся на его примере с жизнью подземных вод, их влиянием на горные породы и рельеф местности и любующихся красотой его пещеры. Советские ученые, наблюдающие жизнь подземного озера, выясняют условия образования и режим минеральных вод Пятигорья.
Тайны горы Развалки
Олег Чумаков из нашего краеведческого кружка как-то спросил Сашу Донцова:
— Помнишь, у нас на кружке был доклад о «Дневнике загадочной экспедиции». Ты веришь тому, что там, в дневнике, написано?
— Верю, — ответил Саша.
— А я нет. Уж очень много там чудес придумано и даже «вечная мерзлота» в Ставропольском крае.
— А разве ее нет?
— Ну, какая у нас может быть вечная мерзлота, когда зимой и то почти не бывает морозов! Вечная мерзлота найдена только в Сибири и в Канаде, в тех местах, где средняя температура года ниже нуля градусов. Вечную мерзлоту впервые открыли в Сибири в XVII столетии русские казаки-землепроходцы.
— Да, да, помню! — обрадовался Саша. — Заграничные ученые еще долго не верили этому открытию, и один из них… забыл фамилию…
— Леопольд фон Бух, — подсказал Олег.
— Верно! Он самый. Так этот Бух писал, что никакой вечной мерзлоты нет… Обожди, у меня его слова даже записаны, уж очень они меня задели.
Саша достал из кармана блокнот, полистал его и прочитал, подражая голосом, как ему представлялось, надлежащему тону чопорного ученого: «Я вполне убежден, что должно считать совершенно ненадежными все известия, в которых утверждается, будто на глубине нескольких футов земля даже летом была находима замерзшей в странах, где произрастают кустарниковые растения и что известия Гмелина о том, что в Якутске при рытье площади нашли мерзлую землю до 100 футов, не следовало бы повторять в учебниках, как доселе делается».
— Даже слушать противно! — возмутился Олег. — Всем давно известно, что русские ученые первыми стали изучать вечную мерзлоту, не обращая внимания на то, как к этому отнесутся в Западной Европе. Особенно много сделали советские ученые. Теперь у нас в Академии наук есть даже специальный Институт мерзлотоведения. Но в том-то и дело, вечная мерзлота в Сибири, а не в Ставропольском крае. Дался тебе этот «Дневник загадочной экспедиции». Наверно, и путешествия-то никакого не было, и в дневнике все выдумано.
— Да что нам с тобой спорить,-обиделся Саша.-Пойдем к Ивану Семеновичу, пусть он нам скажет, есть у нас в крае вечная мерзлота или нету.
Гора Развалка с западной стороны.
Иван Семенович, учитель географии нашей школы, узнав о споре ребят, сказал:
— Ты напрасно, Олег, так нападаешь на «Дневник загадочного путешествия». Все, что там написано — правда. Я вам раскрою секрет дневника. Ведь он был написан в нашей школе, но только давно, лет пятнадцать назад, сочинили его такие же, как и вы, члены краеведческого кружка, когда готовились к географическому вечеру на тему: «Природа Ставрополья». Готовили они его по тем же книгам о нашем крае, читая которые Вите Кузнецову удалось расшифровать их загадку. А пришли вы очень кстати. У меня.сейчас в гостях Иван Иванович Быстров — вы, наверное, его знаете? Он краевед, и его книжки вы читали. Иван Иванович только что вернулся с горы Развалки, где изучал растительный покров в местах выхода холода. Вот мы и попросим его рассказать о вечной мерзлоте в нашем крае. А сам я о Развалке знаю мало, давно там не был. Могу только сказать, что она расположена в трех километрах к северу от Железноводска, имеет высоту 927 метров. Когда проезжаешь в электричке по дороге между Пятигорском и Минеральными Водами, Развалка издалека напоминает фигуру громадного льва с большой косматой гривой, лежащего на пологом пьедестале, покрытом лесом. Эту гору в XIX веке так и называли — «Спящий лев».
Развалка — один из лакколитов Пятигорья, — возможно, как и Бештау, также был вулканом, и магма прорвалась здесь через толщу осадочных пород на поверхность. Застывшая магма в настоящее время составляет всю центральную часть Развалки, прорванные осадочные породы можно видеть только в нижних частях склона. Гора выглядит «спящим львом» только с восточной стороны, вблизи же она оправдывает название Развалки, или «Развала», как ее именовали в старину. Вся она состоит из растрескавшихся высоких скал, состоящих из застывшей магмы-трахита. Местами скалы и их обломки нависают над подножьем горы, грозя каждую минуту обвалом. Особенно круты недоступные для подъема южные и восточные склоны. Развалка издавна упоминается в учебниках географии и геологии как пример разрушения гор, и уже только с этой стороны она является ценным памятником природы. Склоны и подножье горы усеяны глыбами трахита, крупным щебнем, образуя «каменные моря» и «потоки камней». Вот все, что я могу сказать вам о горе, на которой действительно есть участки вечной мерзлоты. А теперь пойдемте, я вас познакомлю с Иваном Ивановичем.
— Вот, Иван Иванович, ваша будущая смена, — будущие исследователи Кавказа. Это Олег Чумаков, это Саша Донцов. Ребята интересуются Развалкой; и Олег не верит, что там есть вечная мерзлота.
Иван Иванович отложил засушенный цветок какого-то растения и, улыбнувшись, пожал засмущавшимся мальчикам руки.
— Это ты не веришь, что у нас есть вечная мерзлота? Ишь ты! Вечная мерзлота только в Сибири… Правильно. Но… не совсем. Вот послушайте!
Вечная или летняя мерзлота?
Есть и в нашем крае вечная мерзлота. И именно на горе Развалке. Вы никогда там не были, ребята? Жалко. Побывать на этой горе интересно. Ее склоны со всех сторон покрыты густым лесом из дуба, граба, ясеня, клена, яблони, груши и других лиственных пород, характерных для всего района Пятигорья. Все в этом лесу напоминает теплый юг, в нем можно встретить кусты кизила, заросли малоизвестной северянам алычи, даже вьющуюся по стволам лозу дикого винограда.
Но у подножья Развалки в некоторых местах южные растения вдруг быстро сменяются представителями северной флоры, вместо ясеня и винограда появляются корявые двухметровые березки, рябина. На почве, покрытой мхом, папоротниками и лишайниками, растут малина, подмаренник, скабиоза и другие травянистые растения, встречающиеся обычно высоко в горах. Нам удалось выяснить, что развитие растений здесь запаздывает, растения, цветущие в окрестных местах в апреле-мае, здесь начинают цвести лишь в августе, а земляника созревает только в сентябре. Размеры многих растений ненормально уменьшены, а некоторые из них даже не плодоносят. От земли тянет холодом, температура почвы здесь ниже и воздух холоднее, чем на других склонах. Под слоем мха в почве в этом районе всегда можно увидеть пластинки льда, а пустоты среди щебня украшены ледяными сталактитами. Ледяные пластинки местами достигают толщины в 2 сантиметра.
Что за чудесные превращения? Как сюда попал уголок севера? Ведь здесь, на расстоянии всего лишь трех километров к югу, у горы Железной, выходят на поверхность самые горячие источники Пятигорья — Железноводские источники. Они обжигают, а вода Развалки «морозит» опущенную в нее руку. Мы замеряли в июле температуру на расстоянии 300 метров от мерзлоты — она равнялась 30-35°, а в районе мерзлоты воздух имел всего лишь 18°; температура почвы на поверхности была 8°, а в щелях между камнями всею лишь 1° тепла.
Вечная мерзлота на склоне Развалки была обнаружена еще в 1900 году, и с тех пор в течение более 70 лет она остается совершенно неизменной. В последнюю поездку нам удалось найти много новых пятен мерзлоты не только на северном, но и на других склонах горы. Мы уже издали узнавали места с мерзлотой по зарослям березок.
И вот что мы установили: лед и холод на Развалке образуются на тех местах, где есть трещины и скопления щебня. Здесь ощущается постоянная тяга холодного воздуха снизу. Бросишь, например, сухой лист или небольшой клочок бумаги в такую трещину — и они поднимаются воздухом вверх, как бы взлетают.
Вечная мерзлота на юге, где редко бывает настоящая зима, заинтересовала многих ученых как своеобразное «чудо» природы. Надо было выяснить причину возникновения мерзлоты, расшифровать эту новую загадку земли.
В советские годы район Развалки посетило несколько экспедиций. Были сделаны шурфы, изучено распределение температур. Советские ученые ставили также и практические вопросы, интересовались возможностью использовать «подземный холод» для холодильного дела.
Недавно Развалку посетил зоолог Н. К. Верещагин. Он доказал, что в районе вечной мерзлоты иначе выглядит не только растительность, но и животный мир. В мерзлотном районе он расставил ловушки, и вскоре в них попало несколько штук снежных полевок. Снежная полевка — небольшой зверек с красивым пушистым серебристо-серым мехом, с круглой головкой, с длинным хвостом и очень длинными усами. Снежные полевки обычно живут среди скал и каменистых осыпей в зоне альпийских и субальпийских лугов. В окрестностях Пятигорска ее нигде нет, но здесь, у подножья Развалки, в районе мерзлоты она нашла подходящие условия жизни, напоминающие альпийские луга. В этом же районе было встречено несколько видов насекомых, обычно живущих в высокогорной зоне. Эти находки тоже говорят, что вечная мерзлота на Развалке существует с очень давних гюр.
— Иван Иванович, ну, а как все же образовалась мерзлота не в Сибири, в недалеко от Пятигорска? — в один голос воскликнули мальчики.
— Вот этот-то вопрос и является трудным, и меня он интересует не меньше вашего. Многие из ученых задумались над его решением, много было высказано различных взглядов по этому вопросу, но до сих пор не удавалось его разрешить.
Одно из первых объяснений появления вечной мерзлоты в районе Развалки предполагало, что в момент «развала» Развалки, при разломах горы, происшедших в отдаленное время, крупные камни и их осколки «похоронили» под собою пласты мощного снегового покрова, «дыхание» которого до сего времени чувствуется на поверхности. Но это невероятно, в этом случае, чтобы сохранился холод сотни и тысячи лет, здесь должны были быть засыпаны целые горы снега.
Я тоже не сразу мог объяснить мерзлоту. Первоначально мы с товарищами предполагали, что она связана не с внешним холодом, а с внутренним теплом земли, с вулканическим происхождением Развалки.
Пятигорье — это район умирающего вулканизма, его недра изобилуют углекислым газом, насыщающим также воду минеральных источников. Возможно, и под Развалкой имеются большие скопления углекислоты, находящейся под большим давлением. А из физики вам, ребята, вероятно, известно, что всякий газ, в том числе и углекислота, при уменьшении давления расширяется и в силу этого резко понижается его температура.
Используя это свойство газов, у нас устроены холодильники, работающие на сжатом газе. Возьмем другой пример. Если открыть вентиль у баллона со сжатой углекислотой, то газ, расширяясь в воздухе, настолько сильно охлаждается, что быстро выходящая углекислота мгновенно превращается в белые, все время испаряющиеся хлопья в виде снега. Рукой эти хлопья взять нельзя, можно обморозить пальцы.
Казалось, что и Развалка представляет собой громадный природный холодильник — здесь углекислый газ, проходя из глубины во внешние трещины, расширяется, понижает температуру и охлаждает воздух.
Участие углекислого газа в образовании мерзлоты Развалки мы видели в том, что здесь в промежутках между щебнем в воздухе было обнаружено 0,3 процента углекислого газа, что в 10 раз превышало обычное содержание этого газа в воздухе. А на дне сухого колодца (в районе мерзлоты) за ночь накапливалось до 14 процентов углекислого газа.
Жизнь, как увидите, опровергла и это предположение.
В пятидесятых годах Развалка детально изучалась геологами. У ее подножья были заложены три горизонтальные штольни с восточного, южного и западного склонов. Проходка восточной штольни вскоре была прекращена из-за обвалов. Западная, длиной 400 метров, дошла до центра массива, где соединилась с южной, протяженностью 700 метров.
Геологи выяснили, что Развалка сложена из застывшей магмы, трижды поднимающейся из глубин. Кристаллический массив горы, имеющий в верхней части диаметр около одного километра, книзу переходит в узкий шток, соединяющий застывшую магму с глубинным очагом. Массив разбит сверху донизу трещинами длиною до трехсот метров. Некоторые из них узки — 3-5 сантиметров, другие достигают в ширину нескольких метров, они или открыты — «зияют», или забиты перетертой породой, но тем не менее по ним легко циркулирует воздух.
Создание штолен не изменило «мерзлоты», напротив, они стали новыми местами выхода холода. Дальнейшие наблюдения показывали, что летом из западной штольни (вход в южную в скором времени был забит), так же, как и из щелей, постоянно дул наружу поток воздуха со скоростью до 3 метров в секунду с температурой от 0 до +1°, при температуре наружного воздуха в 25-30°.
Наблюдения проводились, а решение вопроса о происхождении мерзлоты не продвигалось. Беда была в том, что первоначально исследователи посещали гору только летом. Но вот как-то мы с товарищами приехали к Развалке в январе посмотреть, как ведет себя поток холодного воздуха в зимнее время. И к нашему изумлению оказалось, что те щели, которые летом «выдыхали» холодный воздух, теперь с такой же силой, 2-3 метра в секунду, засасывают воздух вовнутрь. В щели втягивался дым от папирос, влетали подбрасываемые вверх мелкие кусочки бумаги.
В этот же день наружный воздух, с температурой -8° втягивался внутрь западной штольни со скоростью 1,5 метра в секунду. На расстоянии 300 метров от входа в штольне было найдено много больших сосулек и ледяных сталагмитов.
Обнаруженная сезонная циркуляция воздуха поставила под сомнение роль в этом глубинного углекислого газа. Повторной проверкой установлено, что внутри штольни и у щелей в воздухе содержится нормальное количество углекислоты — 0,03 процента. Видимо, повышенное содержание углекислого газа, обнаруженное много лет назад при первом анализе, было временным и объяснялось гниением органических остатков как на дне колодца, так и в толще дерна возле щелей.
Развалку теперь посещали и летом и зимой. Но загадка мерзлоты все еще оставалась нераскрытой, так как все наблюдения велись только у подножья горы и никто еще не был в зимнее время на ее вершине.
Напрашивался вопрос, куда девается воздух, засасываемый в трещины и штольню в зимний период? 27 февраля 1962 года была организована экспедиция, ставящая задачей выяснить этот последний вопрос. Нас было двое, я и преподаватель геологии пединститута — Петр Аверьянович Костин. Утром мы вышли из Железноводска, было ясно, весь день держался небольшой мороз -3,3° и значительная изморозь на деревьях. Подошли к западной штольне, в нее втягивался воздух, со скоростью 1,25 метра в секунду. В 50 метрах от устья штольни также дул ветер внутрь горы, но он был уже теплее. Во всех щелях, у подножия северного ската та же картина: морозный воздух втягивается внутрь горы со скоростью 0,9 метра в секунду, а в снежном покрове, вокруг щелей, образовывались раструбы- воронки, суживающиеся в сторону щели.
Начали взбираться вверх. Подъем по оледенелым камням, прикрытым снегом, по склону крутизной в 30° был нелегким, но все мы «вползли», достигли срединной площадки, поднятой от подошвы на 50-100 м. Продвигаемся к югу, ближе к голове «Спящего льва». Всюду снежный покров в 15-20 сантиметров. Но что это впереди? — зеленая лужайка среди снега. На ней заросли зеленых растений, некоторые из них, например, толстостенка крупнолистная, уже с бутонами цветков, вот-вот готовых распуститься. Таких проталин среди снега, разных форм и размеров, с растениями и еще без них, оказалось довольно много. Нетрудно было обнаружить, что всюду — на таких лужайках и проталинах, между камнями и из трещин выходили струи теплого воздуха с температурой до 8°. Поднесенный к ним легкий крыльчатый анемометр показал скорость потока воздуха до 1,5 метра в секунду, так что опять воздух поднимал кусочки сухой бумаги и листьев.
Ветви деревьев над большими лужайками, с более сильными струями теплого воздуха, украшались мощными сосульками от обтаивающей изморози, прочно удерживающейся на окрестных деревьях, которых теплый воздух не достигал. Теперь нам стали понятны рассказы сторожа водокачки, расположенной у северного подножия Развалки, что иногда, в морозные дни, он видел, как над Развалкой поднимались вверх пар и небольшие облачка — они возникали на морозе из водяных паров, выносимых из трещин струями теплого воздуха.
Проталины с травой наглядно показали, куда уходит воздух, засасываемый в трещины у подножия горы зимой, — закончил Иван Иванович.
— Ну, а почему же засасывается воздух холодный, а выходит теплый? — почти одновременно спросили Саша и Олег.
— А тут такая история,- продолжил рассказ собеседник. — Нельзя забывать, что по трещинам, пронизывающим Развалку, воздух движется не только летом, но и зимой.
Зимой в естественных трещинах Развалки воздух теплее окружающего и потому поднимается вверх. Снизу в отверстия засасывается морозный воздух, он нагревается в прогревшихся за лето щелях и продолжает движение в верхние части трещин, а на его место засасываются новые порции холодного воздуха — гора все глубже и глубже промерзает.
С наступлением лета холодный плотный воздух начинает вытекать из отверстий в нижней части горы. Сверху же на его место начинает засасываться теплый воздух через те же отверстия, вокруг которых зимой образовывались зеленые лужайки. Заметить втягивание воздуха летом на верхнем уровне очень трудно из-за высокой травы, покрывающей площадку. Засосанный теплый воздух постепенно охлаждается о промерзшие за зиму стенки трещин, стекает вниз и пополняет вытекающий воздушный поток. За лето стенки трещин и заполняющий их воздух достаточно прогреваются. Когда начнутся зимние морозы, воздух, согретый в трещинах, вновь начнет движение вверх, на его место снизу снова будет засасываться холодный. Движение воздуха вниз или вверх продолжается до тех пор, пока температура его снаружи и внутри трещин- не сравняется. В переходные моменты года — весной и осенью — движение воздуха прекращается и возобновляется вновь при наступлении жары или морозов. Интенсивность процесса от года к году изменяется. Наиболее сильные потоки холодного воздуха летом будут в год с очень холодной зимой, а потоки теплого воздуха, наоборот, в зиму после очень жаркого лета. Итак, — заключил Иван Иванович,-нашей экспедиции повезло, в этот день ей удалось увидеть механизм циркуляции воздуха горы Развалки, приводящей к образованию мерзлоты, что не удавалось осуществить почти за 70 лет исследования этой горы.
— Ну, а где-нибудь у нас есть еще такие же места? — спросил немного озадаченный Олег,
— Есть и даже не одно. Развалка (продолжал неутомимый рассказчик) с ее системой длинных горизонтальных трещин и вертикальных ходов похожа на сквозные, или «продувные» пещеры, с верхним и нижним выходами, встречающиеся иногда в карстовых районах. К ним относится и знаменитая Кунгурская ледяная пещера на Урале. Она расположена в толще гипсов, слагающих высокую террасу, называемую Ледяной горой, на правом берегу реки Сылвы. На ее террасе много воронок, соединяющихся вертикальными трещинами с горизонтальными полостями пещеры. Циркуляция воздуха тут такая же, как и на Развалке. Зимой наиболее близкие к входу в пещеру, — Бриллиантовый и Полярный гроты — очень сильно охлаждаются. На их стенках образуется много разнообразных по форме и размерам ледяных кристаллов в виде шестигранных пластинок, ледяных цветов, друз, гроздей, гирлянд, а также сосулек и ледяных сталагмитов. Летом, когда возникает обратная тяга воздуха и пещера постепенно прогревается, часть ледяных образований растаивает, но полностью исчезнуть не может. Кунгурскую пещеру ежегодно посещают свыше 100 тысяч туристов, возле нее расположена турбаза.
— А какая же на Развалке «вечная мерзлота», если тут и тепло участвует? — воскликнул все еще скептически настроенный Олег.
— Верно говоришь, Олег, — произнес Иван Иванович, — в терминологии нам кое-что можно было бы и изменить. Наши наблюдения показали, что мерзлота Развалки является не «вечной», а только «летней» мерзлотой и то только в нижних участках горы. Зимой же эти уровни имеют условия, общие с окружающей местностью.
А верхние части, напротив, в зимнее время оказываются ненормально теплыми. Это даже вызывает рост и цветение растений зимой.
— Значит, Развалка — это район летней мерзлоты внизу и зимней теплоты вверху, — резюмировали довольные рассказом Ивана Ивановича ребята.
Схема движения воздуха в массиве Развалки зимой и летом
В заключение И.И. Быстров рассказал еще об одной чудесной особенности горы Развалки, которая также была выявлена недавно. Насыщенный водяными парами теплый воздух, засасываемый внутрь горы, охлаждается о стенки трещин, водяные пары конденсируются — превращаются в холодную прозрачную воду. Она дает начало источнику у северного подножья Развалки, который прежде называли Графским. Вода этого источника по водопроводу поступает в Железноводск для разбавления горячей минеральной воды, используемой для лечебных ванн. Этот источник с самой холодной (от 1 до 5°) на Кавминводах водой, в непосредственной близи от источников Железноводска — с самой горячей водой в Пятигорске — тоже являлся вторым чудом этого района, но, как вы видели, ребята, все чудеса природы постепенно разгадываются человеком.
В гостях у Плутона

 … Что может быть замечательней и интереснее пещер?..
Академик А.Е. Ферсман.
Юные краеведы Ставрополья по пути в Теберду или Архыз не раз проезжала участок долины Кубани между Черкесском и Карачаевском. Автобус быстро проносится здесь по гладкому асфальту. Будто вырастают обступающие долину возвышенности, превращаются в высокие горные массивы. Мимо окон проплывают белые, известняковые скалы у станицы Усть-Джегутинской, где Кубань прорезает Пастбищный хребет. Южнее сменяют друг друга массивы Скалистого хребта — то в виде зеленых округлых конусов, то пирамид со ступенчатыми склонами и вершинами, увенчанными пластами песчаника, издали кажущимися надетыми на гору шапочками-тюбетейками.
Туристы, жаждущие увидеть снежные вершины гор, голубые озера, шумные водопады, проезжая вдоль Кубани, обычно зачисляют эти места в малоинтересные для туризма.
Но склоны гор Кубанской долины, где много потрудились различные природные скульпторы, влекут любителей геологических экскурсий. Они проходят тут пешком, чтобы детальнее ознакомиться с долиной Кубани — «белым пятном» на туристской карте Ставрополья, где можно не только путешествовать, но и делать новые открытия.
Пионерами туристского освоения долины Кубани были влюбленные в родные края комсомольцы и школьники Карачаево-Черкесии. Еще в 60-х годах в школах Черкесска, Карачаев-ска и других мест возникло несколько краеведческих кружков. Ребята совершали походы, искали полезные ископаемые, читали книги о путешествиях.
Сообщения о походах краеведов все чаще стали поступать в детскую экскурсионно-туристскую станцию и молодежные газеты края. На пути от Черкесска до Карачаевска юные путешественники обнаружили несколько кольцеобразных скал, как Кольцо-гора близ Кисловодска. Часть из них видна с шоссейной дороги, с другими можно было ознакомиться, лишь взобравшись к бровкам гор, окружающих долину. Обнаружили юннаты много различных природных скульптур — причудливых скал, похожих то на «нос великана», то на «голову собаки», то на «сфинксов», или напоминающих обелиски, диковинных птиц и зверей.
Юные геологи путешествовали не только на поверхности. Они проникли в недра земли, в «царство Плутона», чтобы воочию увидеть мастерские творения природы, создающей величественные залы и галереи под землей и искусно украшающей эти памятники-самородки.
Первыми спелеологами края стали члены геологического кружка при Черкесском Дворце пионеров и школьников, которым руководил педагог-краевед Л.Б. Долечек. Навыки подземных путешествий кружковцы получили в единственной известной в то время в Карачаево-Черкесии — Алимкиной пещере, расположенной в правобережье Кубани, близ станицы Усть-Джегутинской, в красивой лесистой долине речки Джегонас.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.