фильтр

Военная тайна Эльбруса часть 1


Вячеслав Викторович Токарев
Действительный член Русского Географического общества,
Доктор технических наук
 
КАМЕННЫЙ ДОЗОР, ИЛИ ВОЕННЫЕ ТАЙНЫ БАШЕН ЭЛЬБРУСА
 
     Старенький ПАЗик урча натужно мотором, выползает из очередного серпантина асфальтового шоссе в ущелье реки Баксан в Приэльбрусье. Нас 15 человек – членов экспедиции «По следам Русколани», организованной в июле 2005 года Владимиром Стасенко, инженером-электриком Пятигорских электрических сетей.
     Я, Вячеслав Токарев – энтузиаст-специалист по изучению древних цивилизаций и мегалитической культуры – «сооружений из больших камней» (пирамиды, дольмены, менгиры, лабиринты), включаюсь в экспедиционный состав буквально на порожке автобуса за считанные минуты до его отъезда из Пятигорска.
     В Северное Приэльбрусье нас влечёт удивительная информация – гипотеза о том, что пять тысяч лет назад здесь была цивилизация древнерусского народа – Русколань! Но на склонах Эльбруса участников экспедиции в этот раз ожидали открытия не только седой древности, но и нежданные находки времен военного лихолетья Великой Отечественной.....
 
Эльбрус предо мною...
 
     Пятитысячник Эльбрус (высота 5642 м) – самая высокая вершина не только России, но и Европы. Зимой и летом он покрыт льдом и снегом, как бронёй. С двух снежно-ледовых куполов (западного и восточного) веками сходят 25 ледников и тысячи снежных лавин. По шкале сложности восхождения (даже не все альпинисты об этом знают!) на склонах Эльбруса есть скальные башни-бастионы, где, как и траверс юго-западной стены Эвереста – 6а, 6б.
     И в то же время это гора поэтических преданий и жизненных реалий – таков Эльбрус! Со времён древней Эллады в одном из мифов говорится, что именно здесь, на краю Неба и Земли, разгневанные Боги Олимпа приковали к скале преступившего их Закон Прометея, обрекая его на страшные мучения.
     Наши современники – специалисты по лавинам, гляциологи и гидрологи, синоптики и геофизики, а многие из них ещё и альпинисты-горнолыжники – круглый год работают на Горе. И счастливы, принося людям пользу, как ангелы-хранители, но без крыльев. Бело-голубой значок с контуром Эльбруса, ледорубами крест-накрест и надписью «Альпинист СССР» казался таким   простым и доступным. Но попробуй, заслужи!
     С его вершины, как с выдвинутой в небо смотровой вышки, в ясную погоду можно увидеть горы-лакколиты Пятигорья, даже Чёрное море и Понтийские горы в Турции. Поднимаешься вверх, а окружающий мир опускается, становясь рельефнее и масштабней. И тогда понимаешь, что Планета – единое целое и ты её частица.
     Высота, как неразгаданная тайна, всегда притягивала человека. С «вершины времён» XX-XXI веков Эльбрус интересен множеству разных наук. Можно сказать, он энциклопедичен: география, геология, биология, астрономия, история мирная и военная, современная политика… – всем до него есть дело.
     Кавказ не только горная страна, влекущая меня к себе как спортсмена и ученого, но и моя родина. Я из кубанских казаков и вырос, имея возможность ежедневно любоваться видами Эльбруса. Многие легенды и были, связанные с этой горной вершиной, с детства были мне хорошо знакомы.
     В огне Гражданской войны в 1918 году с надеждой увидеть родную станицу и спасти лошадей с подводами, угнанными на поля сражений, на склоны Эльбруса поднимался 15-летний казачок – мой будущий дед Петр Васильевич Токарев. Эльбрус – спаситель нашегорода, всегда особо почитался в семье, к нему обращались во времена тяжких испытаний и бедствий, в минуты любви и радости.
     Мои детство, юность, студенческие выезды в альплагеря, а позже аспирантуры – работа начальником отряда геологов в Аэрогеофизической партии, прошли на Кавказе. Казалось, эти горы были для меня не только лично, но и профессионально хорошо знакомыми, однако их завораживающее воображение тайны, открывались ещё и ещё.
     Районы Северного Приэльбрусья со времён Второй мировой войны вплоть до 60-х годов являлись зоной, закрытой для посещений – туристов, геологов, археологов и даже пастухов! Запрет исходил вначале от НКВД, затем от КГБ СССР. Приоткрыть завесу секретности помогли рассказы местных жителей, работавших в геологическом отряде или пасших рядом стада. Они рассказали, как осенью 1942 года вокруг Эльбруса кружил и садился на сухое озеро, именуемое ныне «немецкий аэродром», странный двухфюзеляжный самолёт. Из него выходили узколицые смуглые люди в белых одеждах, похожих на монашеские. Их сопровождали военные в эсэсовской форме. Обратно самолёт улетал без них.
     Возле походного костра мы с товарищами неоднократно обсуждали: что так важно было для фашистов на Эльбрусе? Притом в самый разгар войны? К тому же вдали от главных баталий (шла битва за Сталинград!), где решался исход Второй мировой?!
     Конечно, у военных стратегов в штабах Третьего рейха был «свой интерес» на Кавказе: заводам Круппа и Мессершмидта требовался молибден и вольфрам, которыми так богато Приэльбрусье. Немецкая горнострелковая дивизия «Эдельвейс», захватив перевалы, подняла над Эльбрусом два черно-красных штандарта со свастикой. Зачем? Быть может, как знак власти на Кавказе или мистического владычества над всем миром?
     Известно, что ни молибдена, ни вольфрама немцам так и не досталось, а героическая «Эльбрусская эпопея» советских военных альпинистов после победы в Сталинградской битве также завершилась победно: 13 февраля 1943 года жалкие обрывки «знаков власти» рейха сбросили и установили государственный флаг СССР.
     Так какая-такая, всё же была «особая миссия» СС высоко в горах, в поднебесье Эльбруса?!
     Затрагивая тему о тайнах Третьего рейха, мне с помощью талантливых петербуржских журналистов Владимира Новикова и Аллы Соколовской в периодической печати последних лет удалось найти факты, которые вызывали удивление и явились своего рода сенсацией. Это были сообщения (со ссылкой на архивы СС и наши разведданные времён войны) о ритуалах, оккультизме и, главное, особой программе исследований, которую проводили фашисты с привлечением восточных лам (монахов) из Тибета в Приэльбусье...
 
Военные тайны Эльбруса
 
     В августе 1942 года разгорелась битва за Кавказ. Фашистские армии рвались через горные долины к Туапсе и далее в Грузию. Таранный удар 1-й немецкой танковой армии, имевшей около тысячи бронированных машин, под командованием генерал-полковника фон Клейста был нацелен на Баку с его нефтью. Немцам противостояли войска Закавказского фронта, который вел круговую оборону. Часть советских войск стояла у границ Турции, где был собран мощный турецкий военный кулак, и в любой момент могли начаться военные действия. Черноморская группа войск Закавказского фронта, не допуская прорыва к Туапсе, вела бои в лесистой горной местности от Майкопа до Новороссийска и в самом Новороссийске. А на реках Терек и Баксан, не пуская гитлеровцев в нынешний Владикавказ и Грозный, с немцами и румынами сражалась Северная группа войск Закавказского фронта.
    Немцев со страшной силой влекли к себе горные вершины Кавказа. Прежде всего Эльбрус, хотя овладение им практически ничего не давало с военной точки зрения. Они бросили туда 49-й горнострелковый корпус генерала Конрада. Его 1-я горнострелковая дивизия именовалась вызывающе – «Эдельвейс». Ею командовал генерал-лейтенант Ланц и она была гордостью вермахта. Не менее известной была и 4-я горнострелковая дивизия, укомплектованная австрийцами из горной области Тироль, прирожденными альпинистами. Обе эти дивизии были оснащены самым совершенным горным снаряжением – от легких пушек до альпенштоков, компасов и спальных мешков. Две легкопехотные дивизии, входившие в состав корпуса, также были оснащены для горных прохождений и уже имели боевой опыт в горах Франции и Югославии. Горные стрелки захватили самую высокогорную на тот период в мире базу восходителей «Приют одиннадцати» на южном склоне Эльбруса, а трое альпинистов из «Эдельвейса» поднялись на обе вершины Эльбруса и водрузили на них два черно-красных штандарта.



 Немецкие моторизованные войска на фоне горы Бештау
      Специальным моторизованным и горным войскам вермахта противостояли переброшенные из под Москвы гвардейские дивизии, а также спешно сформированные несколько национальных дивизий из не владевших русским языком азербайджанцев, грузин и армян. Десятки тысяч женщин, стариков и подростков были мобилизованы на строительство оборонительных сооружений. Во главе Северной группы войск стоял чекист генерал-лейтенант И.И. Масленников. Неспроста, надо полагать, направили его сюда. Большой веры в то, что национальные дивизии не побегут, не было. Стало быть, в тылу за ними нужно было держать заградительные отряды из дивизий НКВД, бывшего ВЧК-ОГПУ.
     В условиях тяжелых боев на равнинах и в предгорьях Терека и Кубани оборона горных вершин и даже перевалов, открывавших дорогу в Закавказье, не очень занимала умы командования фронта. На Клухорском перевале стояли всего две роты стрелков и взвод саперов. Не удивительно, что немцы быстро овладели им. Чтобы как-то поправить положение на перевалы Главного Кавказского хребта были направлены все части, которые и подвернулись под руку. Среди них были учебный батальон и две роты курсантов Сухумского пехотного училища, а также отряды из местных альпинистов, в первую очередь – сванов, которые жили в этих горах. Среди тех частей, что действовали в горах, обращает на себя внимание отряд НКВД численностью в 300 человек. Что они там делали – Бог весть? Это не штурмовой отряд, который мог бы состязаться с вояками – «эдельвейсами», особенно на склонах Эльбруса. Там, по воспоминаниям командующего Закавказским фронтом, генерала армии И.В. Тюленева «… через каждые 25-30 метров стояли автоматчики, через каждые 100-150 метров – станковые пулеметы, расположенные ярусами, один над другим, связанные между собой рацией».
     Опять же, что немцы так усердно обороняли? Единственную тропу, которая ведет к «Приюту одиннадцати»? Тюленев высказал предположение, что фашистам Эльбрус был нужен для хорошего просмотра окрестностей. Но с легендарной немецкой «рамы» – самолета-разведчика «Фокке-вульфа-189», видно ничуть не хуже. Этот самолет так иостался непревзойденным корректировщиком огня артиллерии в ходе Второй мировой войны. А присутствие его в этом районе летом-осенью 1942 г. было зафиксировано нашей разведкой.
     Во всем этом была какая-то загадка, ответ на которую не смог найти даже очень осведомленный в военных тайнах генерал С.М. Штеменко. В годы войны, начиная с 1943 г., он возглавлял Оперативное управление Генерального штаба СССР, после войны несколько лет был начальником Генерального штаба, а затем начальником Главного разведывательного управления – ГРУ. В 1942 г. он был еще только полковником, делающим стремительную карьеру. В Генеральном штабе Штеменко отвечал за это направление и по личному распоряжению Верховного главнокомандующего И.В. Сталина находился в командировке в штабе Закавказского фронта, начальником которого в ту пору был А.И. Антонов. Вот что пишет Штеменко в своих воспоминаниях: «… Главный Кавказский хребет не входил в зону действий ни Черноморской, ни Северной групп войск. Оборонявшая его 46-я армия по идее должна была находиться в непосредственном подчинении командования фронта. Но потом при штабе фронта появился особый орган, именовавшийся «штабом войск обороны Кавказского хребта». Возглавлял его генерал НКВД Г.Л. Петров. Надо прямо сказать, что это была совершенно ненужная, надуманная промежуточная инстанция. Фактически этот штаб подменял управление 46-й армии. С обороной гор дело явно не клеилось… Клухорский перевал противнику удалось взять коротким внезапным ударом. В штабе узнали об этом только на третий день».
     Вообще за потерю управления войсками наказывали очень сурово. В 1941 г. расстреляли весь штаб Западного фронта вместе с его командующим генералом Павловым. Но ни начальник штаба фронта А.И. Антонов, ни представитель Генерального штаба С.М. Штеменко не только наказаны не были, но сделали головокружительную карьеру уже через несколько месяцев после этих событий. Генерал армии Антонов окончил войну в должности начальника Генерального штаба и единственный из военных, не имевший маршальского звания, получил высокую награду – орден Победы.
     Надо отметить, что Штеменко был знающим специалистом военного дела, но отношения его с чекистами были далеко не дружеские. После войны те дважды добивались снятия его с высоких должностей и понижения в воинском звании. Второй раз за то, что в недрах ГРУ он создал подразделения спецназа. Чекисты квалифицировали это как возможную подготовку к государственному перевороту. Ушел он из жизни все-таки генералом армии и при высокой должности. «Война слишком серьезное дело, чтобы доверять его военным», — сказал кто-то из Великих. Чекисты всё же смотрели на происходящее несколько шире, а может и глубже.
     Была ещё одна сфера противостояния сверхдержав СССР и Германии, кроме чисто военной и политической. И та, и другая стороны пытались привлечь в помощь себе сверхъестественные силы. Оба тоталитарных режима – и сталинский, и гитлеровский, были склонны к мистицизму, и немалое место отводили изучению оккультных наук. Пристальное внимание уделяла этому вопросу и Великобритания. Во всех этих трех воюющих странах при высших штабах были даже подразделения астрологов. В СССР их возглавлял соратник В.И. Ленина – В.Д. Бонч-Бруевич.
     Загадки продолжали появляться и после того, как немцев погнали назад, а наши альпинисты поднялись на Эльбрус и, сбросив с него немецкие флаги, водрузили советский флаг с серпом и молотом. Об одной из них написал в своих воспоминаниях командующий Тюленев. Он сослался на рассказ известного в те годы писателя П. Павленко, входившего в освобожденный от немцев Пятигорск. «Вместе с сержантом-разведчиком мы, прежде всего, устремились на Лермонтовскую улицу, к домику, где умер Лермонтов, — говорил он И.В. Тюленеву, — на дверях увидели проштемпелеванный листок: «Реквизировано и взято под охрану штабом Розенберга и местной комендатурой, согласовано с высшим командованием армии. Вход в здание и снятие печати запрещено». «Что за притча? — думаю. Откуда такое бережное отношение к реликвиям русской культуры у тех, ктоосквернил яснополянскую святыню и разграбил дом-музей Чайковского в Клину?» Зато с местом дуэли поэта у подножия Машука, где стоит каменный обелиск, фашисты не поцеремонились. Они вырубили здесь зеленые насаждения, расстреляли немало пятигорчан». Павленко видел разгадку в том, что домик М.Ю. Лермонтова 4-го сентября посетил известный нацистский писатель Зигфрид фон Фегезак, который заявил: «… домик будет содействовать ознакомлению немцев с русской литературой и даст понятие о России». Может и так, но скорее – это была очередная «утка», т.е. дезинформация.
     Место дуэли Лермонтова с Мартыновым находится на площадке, идеально подходящей для древнего святилища, скорее всего оно там и было. Да и убийство здесь великого русского поэта уж очень овеяно неким ритуалом и мистикой. Оттуда прекрасно видна Гора Ариев, как называли Эльбрус нацисты.
     Неудивительно, что именно штаб Розенберга отметил свое присутствие на Лермонтовских местах в Пятигорске. Альфред Розенберг был не только рейхсминистром по делам оккупированных восточных территорий, но и заместителем Гитлера по партии – отвечал за духовное и идеологическое воспитание нацистов. А оно строилось на расовой теории превосходства арийской нордической расы над всем остальным человечеством. Теория эта была круто замешена на мистицизме, а в деятельности партии большое место отводилось обрядовой, ещё мало изученной стороне. Сведения эти имеются, но труднодоступны из-за запретов на издание и распространение нацистской литературы. Сокровенные тайны Третьего рейха и НСДАП, не хуже гестапо, ныне бережно охраняют их вчерашние противники – победители. Может быть, это уже их тайны...

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.