фильтр

Княжий клубок часть 3



На краю утеса примостился каменный колобок диаметром около двух  метров. Как он сюда закатился, или кто его закатил? Лежит символ солнца должно быть уже не одно тысячелетие.
  Обратная дорога показалась мне самой длинной. Моих предпоходных тренировок оказалось недостаточно. В лагере нас ждал ВДС  с хлебом и салом. Ночь наступила незаметно. Мать – гора  надела свои  пурпурные предзакатные наряды. Это был первый день.
Второй день. Узел —  Грибы.
 Знаете ли вы, как здорово купаться в кипучих нарзанах, когда холодные струи  текут по твоему  телу, а предрассветный  ветер  обдувает тебя? Все просто, нужно попасть в Рай, так я рассуждала  ранним утром, когда лагерь еще спал. Скоро ко мне присоединилась Лена. Зашумели питерцы, замурлыкали свои песни нальчинские  тётки. Пастухи погнали на пастбище свои стада. Все закружилось, завертелось.
И снова Саша ведет нас, но уже на каменные Грибы. Нужно переправиться через  Кызылкол.  Есть два мостика, по которым можно пройти. Первый, подвесной, который соорудили «эмчеэсовцы» и второй, Калинов мост. Встречает нас около моста сам Черт – каменный страж. Черт – это черта,  за  которую лучше не заходить. Висит Калинов мост над Кызылколом.  Пробраться к нему можно только через кручи лавового потока. Советую не заглядывать в пучину вод  Кызылкола.   Здесь он, с призывным ревом, срывается водопадом Кызылкол   и врезается в свою любимую Бирджалысу.  Мы  сегодня не рискуем, у нас другие цели.  Подвесной мостик нам вполне подходит. Подъем к «грибам» долгий. Я иду последняя. Всегда есть последний герой. Я собрала всю свою «женственность»  и без стона и страха плетусь над кручами по узкому каньону. Жарко, хочется пить. По склонам цветут  горные ромашки, колокольчики, рододендроны сверкают на солнце своими восковыми листочками. Вижу только то, что под ногами. Шаг в сторону, а «там полет и ветра свист». Разум отслеживает каждый шаг. Тропа, наконец, уходит в сторону от пропасти. Я облегченно вздыхаю. Можно и оглядеться. В лавовом потоке видна голова Князя Тьмы тень которого  отпечаталась на другой  скале. Еще не легче.

                                          Князь Тьмы.                                                      
Это Торшак, значит что-то должно  измениться. Мы у ворот. Куда ведет вход и есть ли выход? Распахнутые ворота приглашают нас на ровное плато. Это же немецкий аэродром!  Я много о нем слышала и даже пыталась попасть на него. Но было не мое время. Мир войны втянул  в себя. Очнулась  только перед новым подъемом. Я думаю, что в нашей группе есть еще человек, который вздрогнул при    виде аэродрома. Это Сергей Иванович, доктор исторических наук, скрупулёзно изучающий Великую Отечественную войну на Кавказе. История войны — это его призвание. С детских лет маленький Сережа слышал «эхо прошедшей войны» от своих дедов и родителей.  Деревня, в которой жили его предки, была оккупирована немцами во время Великой Отечественной войны. И сегодня видны  в его темно-карих глазах искорки того мальчишки, который бегал по окрестностям своей деревни, в поисках  пистолетов, автоматов, а может и гранат и, наверно,  сожалел  о том, что родился после войны.

                                                            Немецкий аэродром.
Поднимаемся по достаточно крутому «Сухому логу». И снова врата. Что они нам откроют? Их тоже охраняют стражники. Шутить с ними нельзя и пропеть их невозможно. Кладу финик – плату за проход. Сверху на нас глядят Грибы, но мы глухие и незрячие. Я могу взобраться на них, полежать, обнять их,  в конце концов.  Поговаривают, что это место силы, а мне  так  ее не хватает. Но силу нам дает Жива. Может быть Грибы – это приманка Живы? Где-то рядом надо искать отца и мать. Эльбрус  и есть наша Великая Мать, а кто отец – это мы еще разберемся.  Но чтобы почувствовать  божественный мир, нужно пройти путь очищения, и только тогда Душа может покинуть тело и пообщаться с душами предков, а может с Душами русских богатырей, которые легли, защищая свое Отечество. Я пока не готова. Осмотрев  Грибы,  Саша, Павлик и Лена идут через лавовый поток к озеру искупаться. Юра и я остаемся на Грибах.

 Я пью воду из святых чашечников,   когда-то  в них  наливали жертвенное масло и поджигали  во славу Богов и предков наших, а теперь в них дождевая вода, в которой отражаются  небеса.
Обратный путь был коротким: все вниз и вниз. ВДС, как всегда, встречал нас с хлебом и салом.
 День третий.  Узел —  разлом под Тузлуком.
 День начался для меня с неприятности, разболелась натертая нога. Пришлось  вернуться в лагерь и переобуться в кеды. Догнала   ребят   только  у скалы Эммануэля,  на которой видна запись  о том, что в  1829 году было совершено восхождение на Эльбрус.  Организовал и возглавил экспедицию  командующий Кавказской укрепленной линии генерал Г.А. Эмануэль.  В ней приняли участие несколько ученых Российской Академии  наук. На вершину взошел только проводник экспедиции кабардинец Хилар Хаширов. Балкарец Ахия  Соттаев с ученым Ленцем и казаком Лысенковым дошли  до седловины. Рядом с надписью висит новая мемориальная доска, а на ней юные лица ребят, которые не вернулись с Горы.  К скале приставлен деревянный крест. Неподалеку  резвятся  суслики, которые только что выбрались из своих норок. Малыши забавно кувыркаются, играют в догонялки, а чинные мамаши греют свою шерстку на солнышке. Возможно в те далекие, теперь былинные времена, здесь было так же покойно и отрадно. Токарев, в своих жреческих одеяниях, что-то замеряет рамкой. Мы находимся у подножья горы Сирх.  Здесь  явно обозначено  какое-то строение из камней. В центре круга лежит камень,  плоский сверху. Я не люблю домыслы, но можно сделать допущение: это строение былого храма, ритуальная площадка, где камень служил алтарем для приношения даров богам и предкам.
Бежим вниз по тропинке. Дорога сегодня легкая и неутомительная. Внизу извивается Малка. Просматриваются водопады. Впереди меня бежит с двумя палками  странный человек. Он в группе Токарева. Как мне сказали —  это монах. У него отдельная палатка. Встает он раньше всех и идет на омовение  к ключам минеральных источников. Наблюдать за ним уморительно.
               Типичное тело попа: без мышц, одутловатая холеность, жидкая бороденка, маленькие  карие глазки  и  как элемент мужественности – семейные трусы. Думаю, редкая женщина  захотела  бы заглянуть к нему в палатку. Бедные, бедные монахи  — это надо же,  однажды  принять обет безбрачия, а потом всю жизнь превозмогать себя, так и не узнав,  зачем приходил на землю,  нарушив  все законы природы. Впрочем, с природой  можно договориться. А как попы договариваются можно узнать, побывав на исповеди. Кто еще не исповедовался, пройдите эту процедуру. Вы узнаете много интересного  о том, как нельзя себя вести в постели…  И от куда такие пикантные вопросы возникают у попов?   Впрочем, за две тысячи лет христианства, чего не придумаешь: от Хама, который посягнул на своего папашу, до мужских монастырей. Есть хорошая  поговорка в народе,  «не  погрешишь, да не покаешься, в Рай не попадешь».  Вывод сам напрашивается: видно согрешил наш монах, и захотелось ему в Рай при жизни, но это всего лишь экскурсия. Но нет худа без добра, у нас в лагере оказалась Ксюша, ей не нашлось места в палатках   питерцев. Как был счастлив Паша!  Ксюша особенная девушка, она может без страховки пробежать по стенке любой скалы, станцевать фламенко на уступе горы, бесстрашно пройти по ледовому мосту  через бушующие  потоки  и уйти в ночь в другой лагерь за несколько километров, не предупредив ВДС.

                                     Укрощённый лаской зверь.
 Останавливаемся  у ревущего зверя, который лежит у подножья горы Сирх. Он  задрал свою морду, и предупреждает каждого, кто проходит мимо, что впереди опасность. Я обнимаю его за шею, шепчу всякую глупость. Он  отвечает мне теплом  разогретого камня.  Все разбрелись, а «мозговой центр» занят своим важным делом: крутятся рамки, пищат фотоаппараты, изучаются сколы на камнях, а я улеглась в траву на склоне горы Солнца. В нескольких метрах от меня цель сегодняшнего путешествия  — тектонический разлом, над которым возвышается гора Тузлук и стоит торшак-менгир.

Взвихренные пласты осадочных пород.
Могучая сила земли выворотила наружу  свое чрево. Здесь  можно увидеть  многие периоды развития земли, включая и каменноугольный, который черной  извилистой лентой протянулся по всему разлому. Внизу хаотично валяются каменные глыбы. На них отпечатки былых времен, письмена каменноугольного периода. Я прочитать их не в силах, но среди нас есть энтузиасты.   Они ползают по глыбе, льют на нее воду, чтобы лучше видеть, и пытаются понять то, что оставила природа – мать.    Миша разгадал  тайну «рун» и деликатно скатился с останца. Саша с Юрой  решили осмотреть разлом. Вверху просматривались ступени, которые вели к Тузлуку. Первым поднимается Саша, а за ним  Юра. Камни один за другим идут из под ног.  Юра взял чуть вправо и стал спускаться вниз, а Саша лез все выше и выше, пока не скрылся за скалой. Через несколько минут он показался и крикнул  нам, что дальше идти нельзя  — сильный серный запах. Дышит Земля, напоминая нам   о том, что Эльбрус – это спящий вулкан, и, что может в любое время рвануть.   Лена здесь уже не первый раз. Она лежит, растянувшись на камне, и смотрит на нас сквозь чуть прикрытые  веки.  Ветки березы, как опахало, колышутся над ее головой. Павлик ушел к заветным черничным местам. Неугомонный ВДС  что-то высматривает,  а я, как хвостик, следую за ним. Запах чабреца дурманит голову.  Наконец,  Токарев  дает приказ – всем наверх.   Еще на сегодняшний  день  гора Тузлук, но я с Леночкой ухожу в лагерь.  Должен  же кто-то встретить  хлебом и салом. Вечером все собрались за ужином. Павлик  поставил перед  нами целое лукошко черники.
 День четвертый.  Узел – вершина Сурх.
Саша, Лена, Павлик  и Сережа Иванович ушли на пик Калицкого. Паша с Мишей пошли искать тропу на перевал Бурунташ по левому берегу Кызылкола.  Через Бурунташ когда-то проходил древний караванный путь. Бурунташ – это водораздел Черного и Каспийского морей. Поход 2008 года будет проходить со стороны Кубани  через Бурунташ в урочище Ирахитюз.
ВДС, Токарев, Сережа и я идем на Сурх.

 Гора Сурх. Вид со скал Ленца.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.