фильтр

Княжий клубок часть 2


Время не ждет. Едем дальше по дороге, которая   прорезана по склону горы Сирх, по горе Солнца. Кто дал ей такое название? Кто первый пропел это имя? Молчит гора, а может быть,  мы не слышим ее. Разучились понимать язык природы, язык птиц и животных с тех пор,  как  однажды решили, что мы венец природы. Она нам этого не простила. Мы стали глухими и незрячими. А язык природы мог бы рассказать нам многое.
Длинный затяжной спуск и мы в урочище Ирахитюз.  Сколько  значения в этом слове для русского человека: здесь  и Рай, и солнце Ра, радость,  радуга, радение и т.п. Пусть звучит слово Ирахитюз не по-русски, но это только подтверждает очередной раз, что когда-то мы все поклонялись Солнцу и имели одно мировоззрение. Солнце было  для нас основой всех нравственных законов. Боги Солнца – почитались наивысшими божествами. Многочисленные праздники славян были посвящены солнечному Богу и огню, как его прообразу на Земле.
Ура – родовое название нашего праэтноса: из нутрии (из)  Солнца или ведущее свое происхождение от солнца. Наши предки считали себя искорками солнца, поклонялись Солнцу. В момент сильнейшего напряжения силы и духа, когда нужно подняться и идти на врага,  наши мужчины до сих пор кричат «Ура!». И не от норманнского племени руггов, не от цвета  волос, не от  днепровского Поросья произошло  название Русь и Русская земля, а  именно от родового имени УРА. В этом истина.   ИРА – великий родоплеменной союз, а те, кто в него входил, назывались  арийцы или арии.
О  Ра! – это обращение к высшему  божеству, сияющему на небе. Ора – орать – орийцы, то есть те, кто приветствует этим кличем Солнце. И нет ничего удивительного в том, что вся топонимика Приэльбрусья пронизана солнцем. После великого оледенения, после невзгод,  когда померкло Солнце на северной Родине, пришли наши  далекие  предки в этот край, который им показался Раем. В те времена  — это действительно был Рай.  Климат был мягким, вокруг росли леса, цвели невиданные цветы, струились живые источники. И по сей день, в обнажениях часто встречаются стволы деревьев. В одной из экспедиций ВДС нашел подобное дерево. Определить его возраст у него не было возможности.  В местах тектонических разломов хорошо просматривается период, когда  местность была покрыта буйной растительностью.
Волей Судьбы я оказалась в Северном Приэльбрусье.  Сколько узлов  навязал ВДС на нити Судьбы, пока известно лишь ему. Мы же будем следовать за клубком —  куда он покатится, туда мы и пойдем.  За его спиной уже не одна экспедиция по Кавказским горам. 30 лет он разматывает один клубок за другим.  Может  быть, он следует своему  Божественному  замыслу?   Его смятенный Дух не знает покоя. Искрится его  княжеская Душа,  наполняя нас светом. А нас у него восемь душ:
Линец Сергей Иванович – доктор исторических наук, профессор;
Иванов Александр – знаток индийского ведизма;
Подкорытова Елена – инженер;
Откидычев Павлик- аспирант астрофизик;
Паша – студент;
Агнислава – романтик от истории;
Батизат Юра – фармацевт, кандидат  наук;
Хорунженко Миша —  офицер российской Армии.
Как получились, что люди, столь далекие от истории, вдруг оказываются вместе?  Профессия – это место за столом общества, где каждый получает свою часть.  Профессия в данном случае  не является  основополагающей.  Тогда что нас объединило?  Жажда приключений, поиск мифической истины, преодоление себя, или познание себя? Много вопросов, а ответа нет. Но я точно знаю, что это единственное место, где можно постоянно прибывать в чистом сознании.  Горы не терпят «измененных сознаний», один неверный шаг  — и ты без сознания  и пошлет тебя ВДС на три буквы — в МЧС. Они быстро доставят домой — это в лучшем случае, а в худшем – Душа отправится в свои чертоги, но это не для нас.
Мы разбиваем лагерь на берегу реки Кызылкола. Если принять версию наших лингвистов, что основой тюркского языка является проторусский язык, то слово Кызылкол можно рассмотреть следующим образом: [тюркс. кызыл]- красный, [коло] – течение времени или жизни.   Красный цвет  на Руси всегда был цветом Рода.  Кызылкол – течение жизни Рода. Это моя версия.

Рядом бьют  родники с живой водой — Белые нарзаны  — гордость Кавказа. Пьешь не напьешься молока  Великой – Матери, которое течет из ее груди. Многих она вскормила, да немногие смогли испить. Любит гора богатырей.  Сколько их легло на ее склонах, чтобы уйти в бессмертие…

Водопад Салтан.
А время торопит. Саша ведет нас на Джилысу к месту, где сливаются реки Кызылкол и Бирджалысу.  Я здесь первый раз, и не знаю к чему готовить свое сердце. Но то, что я увидела,  меня потрясло. В кипучей ярости водопадом обрушил свои воды Кызылкол в Бирджалысу. И от этой большой любви родилась Малка, а водопад с тех пор  называется Салтаном.
Странное это место — здесь рядом рождение и смерть.  На правом берегу Малки  бьют горячие источники «мертвой воды», которые заживляют любые раны.  Я и Лена погрузили свои тела в  источник, который с  придыханием вырывается из чрева земли по своему «родовому» каналу. Над источниками стоят заколдованные замки – недоступные и непонятные. Место восхищает и угнетает.
Ниже по течению Малки еще один водопад. Разрезая твердь земную, он дугой ниспадает  вниз. Прижавшись к скалам, стоим как завороженные. Кто-то достает  свои фотоаппараты. Ксюша пристроилась над самым обрывом и просит меня сфотографировать её.  Мне страшно оторваться, но я решаюсь.

Водопад Летящий.
Отведав прелести этого водопада,  Саша  ведет нас к другому водопаду, который искристыми, переливчатыми струями резвится по скалам – просто Душечка.

Эта совсем небольшая речушка  бежит,  срываясь с круч к своей старшей сестре Малке. Но и на этом чудеса не оканчиваются.
 По обрывистым склонам спускаемся к Малке. Внизу извиваясь, течет кровавый ручей – это выход живительной силы Горы-Матери. Припадаем устами к источнику. За спиной слышится угрожающий шум воды. Это еще один водопад! Река Каракая, прорываясь через  теснину,   срывается с круч.   Такая мощь,  такая сила! Первое, что приходит на ум – это же вход в  Навь.
Здесь Велес сторожит свои врата. И безымянный водопад  дарит   нам свое имя. Отныне – это водопад Велеса. Справой стороны  от водопада взметнулся утес. Каким – то образом приходит название и этому месту  — Бабий мыс.  Место,  откуда сбрасывают неверных жен. — Все возможно. Слева  от водопада странное углубление, которое будто зажато между двумя ладонями. На что оно указывает? Будь я Мулдашевым, я бы сказала, что там,  за стеной, сидят предки в состоянии вечной медитации.
               Струи водопада обжигают лицо, а отважный Саша подставил свое тело. На этом он не успокоился,  и повел нас на утес. Я, выбиваясь из последних сил, плелась за ними, а Юра  терпеливо поджидает  меня.

                            Водопад ВЕЛЕС .
    С утеса видна Столовая гора. Все говорит о том, что мы вышли за предел, в мир Нави. Каракая отсекла нас от Ирия.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.