фильтр

Эльбрус - 5,5 тысяч лет в глубь времен часть 3


Это место привлекает многих любителей эзотерических учений, прежде всего, тех, кто смог открыть в себе способности к восприимчивости тонких сакральных информационных энергий. На одном из изваяний изображена «Кричащая Мара» или «Колодец смерти» – древнее название этого «итогового» места, где перед уходом у человека проходят все события его прошлого и будущего. Здесь в структурах камня запечатаны истоки безвременья, информация о душах человеческих и их перерождениях. Именно в энергоинформационных потоках перед каменными изваяниями «Грибов» наиболее возможно соединение с Вселенским Разумом и постижение полной истины Бытия Мироздания. В одном культовом комплексе с Сирхом жрецами была задействована гора Тузлук – Аз(Ас)лук. О ней мы писали в прошлогоднем отчёте. В этом году Тузлуку мы не успели уделить достаточно времени, но побывать на горе и собрать дополнительные сведения всё-таки постарались.
Примечательное совпадение – вершины горы Тузлук и пика Кали с большой точностью укладываются на одну меридиональную линию. На этой же линии находятся кельи под вершиной горы Сирх. В обрядовых целях гору Тузлук начали использовать ещё за 4500 лет до нашей эры. Тогда вершина горы представляла собой плоскую цельную плиту, круто обрывающуюся в сторону горы Сирх. Площадку эту использовали как ритуальную.
Позже, в 3200 г. до н. э. плиту разрезали вдоль и поперёк. Разрезы ориентированы по сторонам света. В теле горы под толщей плотных кварцевых песчаников был сооружен подземный храм «Матери Земли» с четырьмя камерами. В них проходили ритуалы посвящения и очищения души.

На западном склоне горы с тех пор стоит каменная глыба, напоминающая быка (женский культ) – камень чашечник с углублением в верхней части. А вокруг Тузлука установлены каменные столбы-менгиры как пояс его энергоинформационной защиты. Один из менгиров фаллической формы с лицом витязя стоит над каньоном реки Малка, между Тузлуком и Сирхом. Пастухи говорят о существовании в округе ещё, по меньшей мере, шести подобных камней. Таким образом «женское» начало на лоне горы как бы было взято под охрану энергиями «мужского» начала.

900-800 лет до нашей эры на вершинной площадке горы предположительно существовал каменный храм. Он был заброшен в 450-600 годах нашей эры, по-видимому, с концом «Золотого века» «Трояновых веков». Время разметало его камни. Осталось всего несколько плит.

С Тузлуком, Сирхом и менгиром как-то связана и часть ущелья реки Малка. Ущелье находится между этими горами и столовой горой Курайкол напротив них. Ущелье Малки до слияния с левым притоком – Хасаутом, трудно проходимо, а местами непроходимо вообще. От этого слияния, над Малкой, левым её бортом, тянется очень интересная тропа одного из бывших всесоюзных туристических маршрутов, по которой прошли тысячи начинающих туристов. В интересующую нас часть Малкинского ущелья, район горы Тузлук, проще всего попасть, поднявшись от нового моста через Малку ниже урочища Джелысу по строящейся дороге, или старой исчезающей тропой, от камня Еммануэля на перевал Каяэшик. От моста открывается вид на вертикальную скальную стену ущелья. На самом краю её стоит менгир. Стена ущелья – геологический атлас окаменевших осадочных пород. Разноцветные каменные пласты различной толщины и прочности всколыхнулись в удивительном изгибе как застилаемая простыня.

Среди пластов имеются и тонкие пласты угля различного качества.
Под стеной находятся груды каменных блоков различной величины, образовавшиеся в результате обвалов. Поверхность всех камней плоская. На некоторых можно увидеть чрезвычайно удивительные отпечатки, по-видимому, доисторических деревьев, а может быть, и животных.
 На торце одного из самых больших камней, обращённом к каньону, имеющем почти правильную форму прямоугольного параллепипеда, имеется рельефный рисунок, напоминающий лицо. На верхней поверхности этого каменного блока во множестве присутствуют загадочные линии и рисунки, некоторые из которых, по-видимому, сделаны человеком. Бросается в глаза рисунок, где изображён крест и равносторонний треугольник, причём одна из сторон креста является продолжением стороны треугольника.
Нечто похожее отмечено на северном склоне Сирха. (См отчёт 2005 года).  Посредине камня имеется ещё один крест большего размера.

Вся поверхность валуна покрыта лишайниками. У стен каньона можно также встретить камни сферической формы, размером со страусиное яйцо и больше. В расколе они имеют слоисто-концентрическую структуру.
Не менее удивительные находки ожидали нас при возвращении в селение Верхний Баксан (Урусбиев аул – селение русского князя).
На старте экспедиции мы «пробежали» с тяжелыми рюкзаками в жуткое ненастье вверх по ущелью Кыртыка ничего не видя. Усталость и перенапряжение не позволили вести наблюдения. Зато на обратном пути, идя с облегченными рюкзаками вниз, при солнечной погоде, и имея приличный запас времени, группа отсняла и зарисовала удивительные старинные постройки.
В паре километров вниз от горы Уллукая у притока Уллуартыкол левый борт ущелья реки Кыртыка отступает от дороги и образует довольно обширный для горного ущелья луг.
В северной части луга из дёрна выступают развалины остовов множества жилищ. От них по борту ущелья идёт древняя дорога. Сделана она, не в пример нынешним, с умом и старанием. На склоне любой крутизны аккуратно выложена подпорная стенка необходимой высоты. Пространство от склона до стенки заложено камнем до получения горизонтальной поверхности дороги. Сверху насыпан мелкий щебень и песок. В камнепадоопасных местах над дорогой устроена ещё одна подпорная стенка из камня, которая служит ловушкой для катящихся сверху камней и хранилищем-накопителем стройматериала.

Эта дорога приводит к строению у русла речки Уллуартыкол. Здание 16×17 м сооружено из огромных стволов деревьев, которых давно нет в ближайших окрестностях. Стены собраны из брёвен 40 см и более в диаметре. Перекрытия сложены из стволов потоньше (30 см), причем опираются они не на каменные стены, а на деревянные колонны диаметром более 80 см, на которые уложены балки из стволов чуть потоньше. На балки опираются стропила полуметровой толщины. А уже на них лежит накат брёвен перекрытия. Сверху накат задернован. Сооружение со стороны долины имеет открытую веранду во всю длину дома глубиной 4-5 метров. Другое помещение тёмное. Имеет широкий вход с левой стороны и проём в стене из середины веранды. Крыша задернована и смыкается со склоном. Построено оно во втором веке н.э. Значит, тогда здесь произрастали подобные деревья. Иначе же, при обилии вокруг камня, было бы проще собрать каменные стены, нежели везти неизвестно откуда такие стволы деревьев вверх по крутым ущельям.
Строители этого сооружения были высоки ростом, голубоглазы, с длинными светлыми волосами, заплетёнными впереди в две косицы для открытия лица. Назывались куманами. (Куманы – одно из многочисленных названий алан. (Овсы или оси в грузинских источниках; асы – в персидских и арабских, язы, язиги, язаматы, яксаматы – в русских летописях; як-цай – в китайских хрониках). Русы – «рухс-ас», светлые асы – одно из ведущих аланских племён).
Птолемей (1 в. н.э.) помещает их возле устья реки Танаис (Дон). «…Племя аланов есть часть скифов, живущая вокруг Танаиса и Метийского озера», — отмечал Иосиф Бен Маттафия.
Во 2-3 веках н.э. аланы становятся самыми могущественными племенами региона. «Аланы мало-помалу постоянными победами изнурили соседние народы и распространили на них название своей народности», — пишет Аммиан Марцеллин.  «Эти народы с течением времени приняли одно имя и теперь все вообще называются аланами за свой обычай и дикий образ жизни, и одинаковое вооружение», — утверждает он.
Аланы ничего не строили. Рождались, жили и умирали в кибитках. Впрочем, кочевники всегда начинают с грабежа земледельцев, а заканчивают тем, что сами оседают на землю.
Ныне найденное нами помещение постоянно используется коровами. Они спасаются здесь от солнца и слепней. Из-за многовекового коровьего навоза теперь трудно определить первоначальную высоту помещений.
Рядом с этим строением имеется хорошо сохранившийся остов жилого дома с дверными и оконными проёмами. Крыша и потолок обрушились. Потолочная балка вытесана в квадрат из ствола более полуметра диаметром. Одним концом она уткнулась в пол.
Дерево строений на удивление сохранилось очень хорошо, хотя им, предположительно, более 1800 лет. Для радиоуглеродного анализа на возраст  был взят кусочек дерева с наружной, подвергшейся разложению части кровли.
Кстати, у водопада Салтан на Джелысу из-под рядом расположенного древнего лавового потока недавно обрушился, подмытый рекой, склон, сложенный древними отложениями. Метрах в пяти-семи от верха образовавшейся стены обнажилось бревно, торчащее из песчаной толщи. На вид оно оказалось достаточно свежим. Но сколько же ему лет, если оно находилось в глубине рыхлых отложений?
Вернёмся в ущелье Кыртыка. Вышеописанная древняя дорога проходит над строениями, пересекает речку Уллуартыкол и плавно без крутых подъёмов и спусков следует к следующему притоку – Гитчеартыкол. Здесь повторяется всё уже увиденное ранее, но только в меньших размерах. Меньше луговина, меньше городище, меньше верхнее строение из дерева и камня, ныне занятое кошем и охраняемое свирепыми псами. Из-за них рассмотреть здание подробнее снаружи и изнутри возможности не представилось, и мы по продолжению той же дороги отправились к следующему притоку Кыртыка – речке Зугулла.
Там всё то же, только стены строений каменные. Описанная в прошлогоднем отчёте каменная кладка оказалась подпорной стеной ровной горизонтальной площадки 16×5 метров. К площадке примыкают стены дома 16×5.5 метра с двумя комнатами. Первая проходная (общая) и вторая поменьше – глухая. Выше по склону метров на 15 остов ещё одного, по-видимому, культового здания. В плане оно 17×10 м с метровой толщиной стен и широким входом со стороны долины. Боковые стены в сторону долины выдвинуты контрфорсами на три метра. От лицевой стены у входа устроена горизонтальная полукруглая площадка, ограниченная по периметру пятью большими каменными глыбами. На левом берегу речки сохранилось ещё несколько строений поменьше, построенных из камня. Далее следы древней дороги теряются.
Следы следующего поселения обнаруживаются там, где Кыртык вырывается из ущелья в долину реки Баксан (Алтуд). Сравнительно недавно выросший посёлок Верхний Баксан использовал на своё строительство всё, что попадало под руку. К тому же в 60-х годах прошлого века по Кыртыку прошёл мощный сель, разрушивший много строений.

В заключение хочется отметить, что Приэльбрусье – это ещё непочатая туристская Мекка. Ценность её много значительней чем сама вершина Эльбруса. Здесь возможен многопрофильный мощнейший туристский центр. От «Рискованного туризма» до конного и водного. С лечением и без. Только важно не допустить его дикого развития. Горы таят много непривычных для людей из долин опасностей, поэтому и развиваться он должен при тщательном республиканском планировании и контроле.
Закончена наша вторая экспедиция в Приэльбрусье, но не иссяк наш интерес к этому району. Уже планируется сюда же следующая экспедиция, ведь каждый день нашего пребывания там приносил больше вопросов, чем ответов.
Ведун – человек ведающий (знающий). Но содержание слов «знать» и «ведать» разное. Знать можно только то, что человек за свою жизнь изучил по книгам, получил от учителей устно, или на основании собственного жизненного опыта. В понятие  «ведать» входит не только то, что перечислено в понятии «знать», но и знания, которые получены или получаются в нужный момент человеком на изотерическом уровне (по наитию, или интуитивно), т.е. из какого-то информационного ресурса (поля), которое Вернадский назвал «Ноосферой».
 Стасенко Владимир Дмитриевич — действительный член РГО;
Токарев Вячеслав Викторович – С. Петербург, д.т.н., действительный член РГО;
Линец Сергей Иванович – г. Пятигорск, доктор исторических наук, профессор.
Махов Анатолий Викторович – г. Москва; кандидат технических наук;
Кравченко Игорь Дмитриевич – г. Барнаул, кандидат технических наук.
www.rgopo.ru
rgopo@mail.ru

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.