фильтр

Эльбрус - 5,5 тысяч лет в глубь времен часть 2


Тропы левого берега реки Бырджилысу сложнее, но зато и значительно интереснее. Наиболее проторенные идут от Серебряного источника среди скальных выходов лавовых потоков, по ледниковым моренам и сухим озёрам. На лавовых потоках находится масса скал причудливой формы, имеющих, зачастую, похожие на скульптурные формы глыбы. Не оставляет ощущение, что они являются результатом человеческого творчества. Увидевшие их люди могут многое рассказать о галереях всевозможных антропо- и зооморфных образов. Каждому представляется какой-либо свой образ.

Например, целую композицию – «расставание альпиниста с женой и детьми». (Мы видели и такую скульптурную группу.) Но стоит быть осторожными с этими скальными скульптурами. Некоторые из них каким-то магическим образом настроены весьма активно и могут снимать энергию с человека. По крайней мере, засмотревшись на «Пасть кузнечика» (так была воспринята одна из скал), в прошлом году Стасенко В.Д. потерял на какое-то время цветное зрение, и приобрёл слепое пятно, с которым не смог расстаться и год спустя. Стоило ему закрыть глаза, как тут же возникало негативное изображение той физиономии. Когда он изобразил её на бумаге, то на рисунке появилось лицо некоего «зелёного» человечка. К кому после этого обращаться: к окулисту или психиатру? Где-то после первой трети пути к пику Калицкого мы, спустившись от причудливых лавовых скал, попали на большое выположенное место. Слева по ходу в ущелье шумит река Бырджилысу, справа подковой возвышается крутая высокая осыпь мореного склона.

В дальнем углу плато обнаружили ещё одно святилище – «Подземные врата». Оно сложено из трех глыб лав андезитового состава. Одна из глыб поднята и установлена на двух других. Те же три точки опоры, как и в предыдущих, подобных местах у вершин Калицкого и Эльдарбаши. Потоки подобных энергий у дыры-прохода между глыбами камней с запада: вниз, в Землю (отрицательный), с востока, вверх, в Космос (положительный). Святилище сооружено примерно 1000 — 800 лет до н.э. Здесь и далее понятие положительный и отрицательный, есть понятия относительные. Можно было бы принять и наоборот.

На камнях в опоре святилища и других в трех метрах от него – резы, похожие на рисунки, а на камнях в 20 метрах рядом с круговой выкладкой – надписи. Технология нанесения рисунков и надписей разная. Камни так же разной породы.

Вызывает интерес следы обработки камня и раскола его. В глыбах имеются различные резы и отверстия, проникающие вглубь. Стенки очень гладкие и ровные, а на дне корка вспученной красноватой породы. Там, где прорезалась широкая площадка, на дне просматриваются невысокие гребешки. Как будто выборка делалась фрезой или лучом за 2-3 прохода. После чего прорезались поперечные каналы. Имеются следы выхода механического инструмента на гребешок.
Резы имеются под разными углами к поверхности и даже внутри глыб.
Следующий наш выход был на плато Ирахисырт. Оно зажато между северными ледниками Эльбруса на юге и хребтом Ташлысырт на севере. Плато малозаметными пологими уступами поднимается с востока на запад с 2570 до более 3000 м. Историк и писатель из Москвы Асов Александр Игоревич описывает на плато семь уступов, каждый из которых имеет свою флору, отличную от соседних.
В начале подъём на плато из долины Кызылкола довольно крут, но затем плато выполаживается.
На перегибе подъёма геологи когда-то облюбовали ровную площадку для буровой и разрушили то, для чего она была в древности сооружена. Выше на плато, примерно в 400-х м от буровой, мы обнаружили среди травостоя святилище. Слева от дороги были разбросаны его каменные глыбы. На одном из плоских камней глубоко прорезан канавками многоконечный крест. С севера в сторону вершины Сирх он имеет сливной лоток. Святилище это использовалось, начиная, примерно с 8-7 вв. до н. э. Возлагались дарения, в том числе и мясом, домашнего скота Солнечному Богу в благодарность за обильную пищу.
В полукилометре на запад лежит камень-благодарственник, в котором вырезано углубление в виде многоконечного креста, ориентированного Север — Юг.
Далее на запад обнаружен был круг диаметром 15-20 метров, выложенный базальтовыми камнями около 1 куб. м. каждый, с центральным камнем. Все камни имеют одну из сторон гладкую.

Выше, в северо-восточной части плато, на краю обрыва его к реке Кызылкол стоит каменный монолит, заметный издалека на ровной плоскости. Вероятно, он некогда был сюда принесен и установлен. Рядом расположены камни поменьше. Скорее всего, это и есть, отмеченная московскими историками, «Чаша Сурьи». На ней имеются чашеобразные лунки, которые могли служить для жертвоприношений или розжига ритуального огня.
 
Интересно совпадение – скалы хребта Ташлысырт прямо напротив «Наковальни» пробиты штольнями, и по слухам, они проходят сквозь гору в долину Кубани. Там же, на хребте, ранее Евтушенко Алексеем Григорьевичем директором Центра Детско-Юношеского туризма г. Пятигорска  были найдены древние металлургические шлаки.
Наковальня не бывает без молота. И он есть в окружающем рельефе. Следует поднять взгляд на скальную корону гребня Ташлысырт, и там увидите вознесённый в поднебесье мощный одинокий утес-столб – «Молот Перуна». Округу у «Наковальни» и «Чаши Сурьи» мы исследовали особенно тщательно. Сюда, на плато, за 7000 лет до нас приходили снизу люди. Это были собиратели лесных даров и охотники, питавшиеся в основном растительной пищей и реже – дикими животными. В те времена в Приэльбрусье, особенно на Ирахитсырте климат был близкий к субтропическому. Здесь росли обильные леса. Плато до сих пор хранит слои чернозёма толщиной до 40-60 см и более. Освоившись здесь, на новом благодатном месте, древние люди стали устраивать святилища единому Богу Солнца – основному объекту своих религиозно-мистических поклонений.
Сменились цивилизации, пришли другие времена и народы. На краю плато под склоном Эльбруса почти 2800 лет тому назад обосновался древний город. Население его занималось земледелием, содержало домашнюю птицу и скот. Около 400-450 гг. н.э. внизу на равнине разразилась большая война и родственные племена оседлой культуры, предположительно скифо-аланов, были разбиты. Окончательно город опустел к 600 г. н.э., а плато стали использовать уже как пастбище другие, пришлые кочевые народы-скотоводы. Леса были уничтожены людьми, или сошли на нет сами, из-за ужесточения климата. Как бы там ни было, но они уступили место кустарникам, а те – травам. Почвы и сейчас заметно деградируют и разрушаются. С пришедшими в первом тысячелетии н.э. скотоводами культы верований в древних богов угасают, а заброшенные святилища разрушаются.
На короткое время здесь, в XVII — XVIII вв., появился аул, но, видимо, посуровевший климат высокогорья не позволили человеку укорениться на этом месте.
Следующим объектом посещения стала гора Сирх (Сурх), являющаяся корневой восточной вершиной хребта Ташлысырт.

Хребет Ташлысырт («Каменистое плато»), закрывает плато Ирахитсырт с запада и севера. На западе он начинается от перевала Балкбаши (3700м) и после глубокой седловины перевала Бурунташ резко поворачивает на восток и завершается доминирующей вершиной Сирх.
С вершины этой горы открываются чудесные панорамы во все стороны. На юге, в поднебесье – пик Калицкого под «высочайшей охраной» Эльбруса и ледовое озеро Джикаульгенкёз («Джина мёртвого глаз»), ледники и лавы, морены и бурные ёреки. Ниже и ближе – Ирий (Рай) – Ирахитсырт и Ирахиктюз (Райский луг и Райский сад) с бодрящими дух нарзанами «серебряных» источников «живой» воды.
На запад – вершины хребта Ташлысырт, укрывающие Ирий (Рай) от холодных северных ветров. На севере – загадочная гора-пирамида Тузлук (Азлук), здесь же змеится непроходимое ущелье Малки и вдали, в дымке знойного воздуха, видны обрывы (куэсты) плоскогорий Скалистого хребта (Кумбаши, Гудгора, Бермамыт, Канджол). С востока панораму замыкают хребты Кыртык и Ташорунбаши, а внизу урочище Джелысу с природными источниками минеральной исцеляющей тело «мертвой» воды.

Вершина Сирх не простая. Не в альпинистском смысле, а в тайном, сокровенном, сакральном. Биолокационная рамка на разных обследованных нами святилищах Северного Приэльбрусья указывает на гору Сирх. На ней совершали свои ритуалы жрецы древних верований, проживавшие там в уединении. Там и сейчас сохранились под вершиной, на гребне с восточной стороны, две ямы, оставшиеся от прежних жилищ. Ни брёвен крыши, ни кладки стен не сохранилось, но по размерам углублений среди скал можно судить о том, что в бывших кельях могли жить по 2 — 4 жреца в каждой. Жилища эти построены за 600 лет до н.э., а разрушены уже примерно в 450 году н.э. Люди чувствительные здесь и ныне могут ощутить состояние, как в древних намоленных храмах. Потоки благоприятных, здоровых энергий охватывают всякого, кто сюда поднялся. Надо только чуть-чуть настроить себя психологически, чтобы окунуться в храмовую атмосферу горы.

С Сирхом в период от 4000 г. до н.э. до 1200 г. до н.э. были связаны разные культовые ритуалы верования в единого Бога-Солнце, а период с 800 г. до н.э. и до 600 г. до н.э. верования в одно из солнечных божеств. На вершине Сирха, как и в других сакральных местах Приэльбрусья, включившись в потоки энергий биоинформационных полей можно многое узнать об окружающих мирах. Сами камни могут «говорить»!…
Вот какую легенду нам поведали седые утесы пика Кали(цкого):
«Стоял на северном склоне горы Каракая (3350 м) над урочищем Джилысу монастырь «Лоно Земли» (Лань-та), где главным настоятелем был жрец Тха-Манну («Верховный служитель Бога Манну»). Большую духовную силу имел этот жрец и владел он «Книгой Бытия», которую взял из святилища, находившегося в подземных кладовых Эльбруса («Грудь Матери народов»). Книга эта была как бездонный колодец, где записаны все судьбы мира, все события прошлого, настоящего и будущего.
Увидел Тха-Манну в этой книге ужасные потрясения и бедствия, грозящие планете и народам, ее населяющим. Решил он вмешаться в будущий ход событий и предотвратить неизбежное.
За вмешательство в судьбы народов верховный жрец был наказан Богами и обращен вместе с книгой в камень на вершине пика Кали.  Как и хотел, мог он теперь с высоты всё видеть и знать, но никогда теперь не сможет повлиять на судьбу народов».
  Эта грустная история произошла около 1550 года до н.э. Она рассказывает о том, что человеческая жизнь, как накопление камешков – черных и белых, в зависимости от отношений с другими людьми. Само прикосновение к каменной «Книге Бытия» и сейчас тоже может быть наказано изменениями в судьбах. И если много «черных камней» по жизни было у любопытствующего, то будут возможны для него и самые серьезные последствия.

А еще поведали камни о полных таинственного смысла и предназначения, фантастических каменных изваяниях, которые современники называют «Грибы»(«Столы Богов»).

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.