фильтр

Археологические памятники Ставропольской возвышенности Часть 2


Исходя из этого, становится понятной оборонительная система Лесных ключей, направленная в сторону выхода в открытые степи.
В тылу городища, выше по течению р. Ташлы, расположена очень удобная для обитания долина. Здесь выявлена группа открытых неукрепленных селищ. Одно из них размещается в среднем течении б. Шахтерской, занято усадьбами и огородами жителей с. Пелагиады. Керамика селища полностью аналогична керамике Лесных ключей. На селище выделяется холмообразное возвышение с плоской вершиной. Диаметр возвышения 20 м. Насыпано оно из грунта с большим количеством камней и керамики.
Второе селище — на юго-восточной окраине с. Пелагиада в месте слияния р. Ташлы и ее левого притока р. Черниковой. Селище занимает ровную открытую местность, поверхность его интенсивно распахивается, и в процессе этого выявляются два зольника. На пахоте много керамики. Территория распространения керамики 150х200 м.
Керамический комплекс в основном аналогичен Лесным ключам. В то же время имеются такие дополнения, как внутренние ручки от котлов  и группа сероглиняной керамики высокого качества с плотным черепком и своеобразной формой горловины. Плечики горизонтальные, выделена прямая вертикальная шейка, край венчика выступает на внешнюю сторону. Иногда край мог иметь ложновитую форму.
Близкие по форме и качеству сосуды имеют сплошное рифление по плечикам и, очевидно, тулову. Выделение этой группы керамики важно для сравнения поселений западной части Ставропольской возвышенности с восточными, о чем будет сказано ниже.
Присутствуют горшки, покрытые вертикальными лощеными полосками. Имеются обломки сероглиняных пифосов, украшенных линейно-волнистым орнаментом.
Много амфор салтовского круга и обломков красноглиняных сосудов с гладкими ручками.
Керамика типа Лесных ключей и прилегающих открытых селищ известна на многих усадьбах жителей с. Пелагиады.
Крупное поселение VIII — X вв. открыто в верховьях р. Бударки, примерно в 10 км юго-западнее Ставропольских высот. Поселение занимает открытые пологие берега одного из левых притоков р. Каряжки. В обрезе оврага выявлена полуземлянка глубиной 0,8 м с каменными стенами. Стены сложены из рваного камня в два ряда с использованием хорошо отесанных каменных блоков прямоугольной формы. Такие блоки в большом количестве присутствуют на поселении. Размеры их 45х30х20 см, 50х30х15 см.
Следы каменных строений полуземляночного типа хорошо просматриваются на современной поверхности в виде выходов камня.
Керамика аналогична керамике городища Лесные ключи и примыкающих к нему селищ.
Такая же керамика характеризует многочисленные селища, расположенные северо-западнее и западнее Ставропольских высот. Вместе с описанными памятниками они как бы обтекают высоты со всех сторон.
В это время на Ставропольских высотах существует группа поселений, и среди них такие крупные, как Татарское городище, синхронные памятникам типа Лесные ключи — Бударка. Об их одновременности свидетельствуют салтовские амфоры, в большом количестве встречающиеся на Татарском, Ташлянском № 1, Мамайском и др. городищах, а также сероглиняные пифосы с линейно-волнистым орнаментом. Последние отмечались нами на Лесных ключах и Бударке. Они встречаются на Хумаринском городище и некоторых поселениях VIII — X вв. на средней Кубани.
При этом на поселениях Ставропольских высот совсем не присутствует керамика со сплошным линейным и линейно-волнистым орнаментом. Исключением представляются находки двух мелких фрагментов на Мамайском городище и одного фрагмента на Третьей речке. Керамика с линейным и линейно-волнистым орнаментом — типичнейший элемент салтово-маяцкой культуры районов Крыма, Подонья, Приазовья и является одним из ведущих типов посуды на Хумаринском городище. Ее принято связывать с болгарами.
В свое время Т.М. Минаева — один из крупнейших знатоков аланских древностей, уверенно сопоставляла материал Ставропольских городищ с аланским  и даже прямо относила его к аланам, датируя V — VIII вв. н. э. Уровень современных исследований показывает, что атрибуция поселений Ставрополья гораздо сложнее, а датировка средневекового материала смещается к VIII — X вв.
В раннесредневековых слоях первого Ташлянского, Татарского и Мамайского городищ выявляется керамика, сближающаяся с материалом аланских поселений и нетипичная для Лесных ключей — Бударки. Прежде всего это сероглиняные и красноглиняные сосуды с полосчатым и сетчатым лощением — один из специфических признаков аланской керамики. Затем серого или черного цвета сосуды с выступом внутри устья и чернолощеные кувшины с носиком-сливом.
На Мамайском городище встречена серолощеная керамика с валиками, украшенными вдавлениями и нарезками. Аналогии известны на аланских памятниках.
Встречаются сосуды с черной блестящей поверхностью, орнаментированной полосчатым лощением. Полосчатое лощение подчас было довольно частым и глубоким, образуя волнистую поверхность.
Для понимания историко-этнической ситуации в Центральном Предкавказье в VIII — X вв. определенный интерес представляет сопоставление материалов поселений западной и южной частей Ставропольской возвышенности с восточными, связанными с бассейном р. Кумы.
Выразительные памятники выявлены на р. Томузловке — наиболее крупном левом притоке р. Кумы. Прежде всего это второе по величине после Татарского Томузловское городище, открытое нами в 1983 г., затем поселения у х. Красное знамя и х. Жуковского. Последние два были осмотрены А.В. Гадло в 1979 г. В музее им. Г.К. Праве хранится коллекция случайных сборов из района с. Китаевки, материал которых использовал X.X.Биджиев. Оба автора высказали мнение о единстве материала поселений VIII — X вв. восточной части Ставрополья с основной территорией.  Думается, что при общем сходстве эти памятники обладают своими особенностями, что позволяет поставить вопрос о выделении локальных вариантов.
Томузловское городище расположено северо-западнее с. Александровского на правом берегу р. Томузловки в урочище Алимова будка (рис. 7, 6). Занимает участок выдающегося в долину реки берега, защищенный с трех сторон обрывистыми склонами, а со стороны поля рвом и каменной стеной. Стена, подходя к обрыву, заворачивает и продолжается вдоль края, что отмечается и на первом Татарском городище.
Через укрепленную территорию протекает ручей, делящий городище на две половины. Западная занимает одну площадку, а восточная три, по числу речных террас. Между первой и второй площадками построен мощный вал с каменной стеной по верху. Современная высота вала со стеной около 10 м. У обрывов вал заканчивается, а далее идут короткие отрезки каменных стен. На стыке стен и вала видны проходы, усиленные круглыми каменными башнями. Основной проход находился на восточном конце вала и помимо башни усиливался стеной, идущей параллельно дороге, ведущей к воротам. Прежде чем войти в ворота, путник оказывался зажатым между стеной по правую руку и валом с башней по левую.
На второй площадке располагается невысокий каменный круг диаметром 50 м.
Вторая и третья части городища разделены межтеррасным уступом. На территории третьей части у западного обрыва остатки каменного строения, углубленного в землю.
Во всех частях городища были заложены шурфы, выявившие очень тонкий бедный культурный слой, датируемый по керамике скифо-сарматским и раннесредневековым ( VIII — X вв.) временем. Поселение скифо-сарматского времени занимало в основном западную половину городища, а в VIII — X вв. его площадь увеличилась за счет включения в систему восточной половины.
Подступы к городищу контролировались сторожевым укреплением, расположенным южнее на высотке. Отсюда было видно Краснознаменное поселение, дающее материал скифо-сарматского и раннесредневекового времени.
Краснознаменное поселение занимает открытый участок обширного мыса между двумя широкими балками. На распахиваемой поверхности просматриваются зольники.
Примечательной особенностью поселения является холм-останец на краю мысовой части. Верх холма неровный, размером 50х12 м с выходами камня. Посередине яма диаметром 8,5 м, глубиной 1,77 м, пробитая в каменном основании.
На склонах, обращенных к напольной стороне, три террасы шириной 12—16 м. Расстояние от нижней террасы до средней 2,7 м, от средней до верхней 3,25 м.
На террасах обнажается культурный слой, насыщенный керамикой, костями животных, остатками каменных и турлучных строений. Наиболее активно камни прослеживаются на глубине 40—50 см.
Ниже с. Александровского, на правом берегу р. Томузловки у х. Жуковского известно еще одно поселение VIII — X вв. Памятник состоит из селища на пологом берегу поймы и укрепленной части на мысу коренного берега. На конце мыса укрепленная площадка 30x60 м, отрезанная от остальной части рвом шириной 26 м, глубиной 1,32 м. Выходя на склоны мыса, ров преобразуется в террасу шириной 9 м. Через 10 м от первого рва прорезан второй (шириной 16 м, глубиной 1,5 м). Между рвами образован невысокий вал.
На склонах мыса второй ров также переходит в террасу, шириной 4 м. В 102 м от второго рва сооружен третий, шириной 16 м, глубиной 1,5 м. Выходя на один из склонов, ров переходит в террасу шириной 3 м, продолжающуюся до конца мыса.
Расстояния от верха укреплений площадки до первой террасы 18 м, от первой до второй террасы 8 м, от второй до третьей 19,5 м.
Поверхность мыса неровная, с усложненным рельефом. Культурного слоя нет. Изредка встречается керамика, в частности, фрагмент стенки сосуда с рифлением.
Внизу на поселении, занятом х. Жуковским, керамика встречается в большом количестве. Небольшая группа посуды аналогична керамике поселения сарматского времени у пруда Волчьи ворота.
Из средневековой часто встречаются хорошего качества сероглиняные сосуды с гладкой поверхностью. Плечики почти горизонтальные, выделена невысокая прямая шейка и отогнутый край венчика. Такие сосуды в единственных экземплярах отмечены на селище юго-восточнее с. Пелагиады и на Бударке.
Такие же сероглиняные сосуды, но с более крутыми плечиками без шейки и простым венчиком, имеют сплошное линейное или линейно-волнистое рифление в зоне плечиков и, судя по обломкам, на стенках. Фрагмент такого же сосуда найден на селище юго-восточнее с. Пелагиады.
Ручки уплощенные, овальные в сечении. Одна ручка украшена поперечными лощеными полосками. Точно такая известна с первого поселения на Третьей речке.
Выделяется фрагмент сероглиняного сосуда, украшенного циркульным орнаментом в сочетании с валиком и наколами. Группа сероглиняной керамики с циркульным орнаментом в комбинации с линейным стойко присутствует на поселениях Ставропольской возвышенности.
Керамика с идентичной орнаментацией известна из салтово-маяцкого слоя Саркела.
На поселениях р. Томузловки нами совсем не зафиксирована такая группа керамики, как пифообразные сосуды с витым венчиком и сплошным рифлением, столь типичные для памятников типа Лесные ключи— Бударка. Это же явление отмечается и для поселений Ставропольских высот.
В то же время на Томузловских поселениях обычными являются сероглиняные сосуды с линейно-волнистым и линейным орнаментом. При общем сходстве они отличаются от керамики западной части Ставропольской возвышенности по цвету, фактуре, отсутствию насечек и вдавлений по венчику, будучи ближе группе керамики Хумары и Адиюх.
На Томузловских поселениях отмечается меньший процент салтовских амфор, столь частых для западного и южного районов возвышенности.
В целом же керамика Томузловских городищ, встречаясь на поселениях типа Лесные ключи — Бударка, имеет больше общего с керамикой поселений на Ставропольских высотах, которая резко отличается от керамики Лесные ключи — Бударка.
Таким образом, при существовании в Центральном Предкавказье в VIII — X вв. единого культурно-бытового комплекса внутри него можно выделить три локальные группы, а именно:
Памятники западной части Ставропольской возвышенности типа Лесные ключи — Бударка, связываемые с болгарской этнической общностью и тяготеющие к Западному Предкавказью.
Памятники восточной части возвышенности типа Томузловских поселений, связываемые с аланским этносом в его восточном варианте, при определенном воздействии болгарского компонента.
Памятники южной части возвышенности в районе Ставропольских высот, типа Татарского, Ташлянского № 1 и Мамайского городищ. Совершенно отличаясь от поселений круга Лесные ключи — Бударка, они ближе к аланским памятникам. Подобное деление намечается и для скифо-сарматского, а больше для сарматского времени, когда западная часть возвышенности тяготела к Западному Предкавказью, южная к кобанским памятникам предгорий Кабардино-Пятигорья и Прикубанья, а восточная к Терско-Кумскому региону.
Сарматская, а затем и аланская струя сильнее чувствуется на Куме с ее притоками, а в южной части возвышенности стойко сохраняется местный элемент.
Большую сложность при изучении поселений представляет проблема к какой из эпох относить существующие укрепления. В связи с открытием однослойного городища Лесные ключи VIII — X вв. появилась возможность определить основные черты средневековой фортификации Ставропольской возвышенности в чистом виде и на основе сравнения выделить ее на других многослойных поселениях.
Как было отмечено выше, укрепления на Ставропольской возвышенности появляются с IV в. до н.э., очевидно, в связи с сарматской экспансией. До этого времени они были нехарактерны. Исключение может составлять наличие более древнего, чем стена конца IV в. до н. э., вала на Грушевском городище.
Позже места поселений с укреплениями сарматского времени использовались средневековым населением. Самым выразительным примером такого рода представляется Татарское городище, располагающее наиболее мощной и совершенной системой обороны. Можно предположить, что в 1 тыс. до н. э. здесь существовали валы с рвами и кольцевым валом в укрепленной части. В эпоху раннего средневековья рвы были углублены, валы подняты выше. Не исключено, что именно в это время количество валов и рвов было доведено до трех линий. По верху внутреннего вала была возведена каменная стена с башнями. Башни имели круглую форму и располагались на наиболее важных участках обороны.
Внутри оборонительной линии у вала со стеной были сооружены мощные круглые башни, сохранившиеся в виде курганообразных возвышений с глубокой воронкой в центре.
Примерно в 200 м впереди линии обороны в поле было выдвинуто круглое укрепление, возможно, крупная башня.
В систему обороны активно включались особенности рельефа прилегающей местности — эскарпировались балочки и овраги, превращенные в рвы. В укрепления были превращены мысы и возвышенности, находящиеся в непосредственной близости от городища.
Вход на территорию городища пролегал вдоль правого берега левого притока р. Татарки, где в крутом склоне была сделана дорога, хорошо заметная и в настоящее время. С левой стороны она ограничивалась обрывом, а с правой стороны нависал мощный вал с каменной стеной поверху. По обеим сторонам ворот стояли башни круглой формы.
Пройдя ворота, прибывший не сразу попадал в жилую часть, оказываясь в лощине. Из лощины в нижнюю часть города можно было попасть по узкой балочке, а для проникновения в верхнюю часть необходимо было преодолеть склон, контролировавшийся одной из внутренних башен.
В нижней части городища на краю мыса стояла цитадель в виде кольцевого вала диаметром 116 м с внешним рвом. По верху вала просматриваются камни, очевидно, остатки стены.
Несколько проще выглядит система укреплений второго Татарского городища, состоящая из валов и рвов, делящих поселение на три части. Поверх валов видны следы каменных стен и круглых башен.
Не очень сложными представляются укрепления поселения на р. Мамайке (19, с. 131—132). Оно укреплено валом и мощной башней, сохранившейся в виде курганообразного возвышения с западиной по центру. Это возвышение полностью аналогично остаткам башен первого Татарского городища, причем устройство передового укрепления в виде мощной башни отмечается на городище у с. Донского. Остатки двух курганообразных сооружений отмечались Т.М. Минаевой на исчезнувшем уже поселении на пл. Маяковского в г. Ставрополе (19, с. 139—140).
Фортификационная система Томузловского городища близка по общей планировке Татарскому городищу при наличии черт, характерных Лесным ключам.
Помимо крупных крепостей в средневековье существовали небольшие укрепления на холмах-останцах. Самым интересным памятником такого рода представляется укрепление Змеиная горка, расположенное по правому берегу р. Грушевка юго-западнее г. Ставрополя (рис. 7, 23). Вершина холма-останца размером 18x27 м была выровнена и окружена каменной стеной. На площадке видны западины, похожие на воронкообразные ямы укрепления Шпиль. Склоны холма были эскарпированы. По низу эскарпированных склонов в 10 м от верха площадки был образован ров, переходящий в террасу. На наиболее пологом склоне с внешней стороны рва — террасы видна круглая воронковидная яма диаметром 4 м. На окружающих полях встречается керамика VIII — X вв.
Аналогичная система со всеми деталями отмечена нами на холме-останце в верховьях б. Тоненькой (правый приток р. Развилки). На прилегающем поле собрана керамика и среди нее амфорная VIII — X вв.
Функцию укрепления и одновременно жилого места выполнял, очевидно, холм-останец на Краснознаменском поселении.
Эскарпирование и террасирование склонов отмечается на холмах-останцах ряда мысовых укреплений — Жуковское городище, укрепление у г. Холодной недалеко от поселения Бударка, сторожевое укрепление Томузловского городища и др. Эти приемы фортификации зафиксированы на Ташлянском поселении № 3 и Вербовском № 2, имеющих много общего между собой. Но средневекового материала здесь пока не отмечено. Не исключено, что прием эскарпирования и террасирования склонов применялся в сарматскую эпоху и был использован в средние века. Для подкрепления этого предположения можно обратиться к примеру поселения у Мелиоративного пруда, дающего материал сарматского времени. Расположенные выше поселения небольшие мысовые площадки отрезаны от напольной стороны рвами, которые, выходя на эскарпированные склоны, преобразовывались в террасы. Поражают необычно малые размеры мысовых площадок, что заставляет предполагать какие-то и другие их функции, возможно культово-ритуальные, может, служившие и убежищами.
В заключение нельзя не отметить определенных закономерностей в размещении поселений, их плотности и направленности связей с соседними регионами. Замечено, что районы наиболее интенсивного заселения во все эпохи оставались одними и теми же. Прежде всего это Ставропольские высоты с их окрестностями, затем Прикалаусские высоты и долина р. Кумы, наиболее удобные для хозяйственного освоения оседлым населением.
Естественное разделение возвышенности на западную, восточную и южную части приводило к тому, что западные памятники тяготели к Азово-Кубанскому региону, восточные — к Терско-Кумскому, а южные — к предгорному, Кабардино-Пятигорскому и Азово-Кубанскому одновременно. Это явление отмечается как для позднебронзового и раннего железного веков, так и для средневековья. Ставропольская возвышенность, делящая Предкавказье на Западное и Восточное в географическом смысле, осуществляла это и в историко-этнографическом плане. Становится очевидным, что на механизм заселения и освоения Центрального Предкавказья во все времена определенное воздействие оказывал устойчивый комплекс физико-географических факторов, тесно увязанный с экономическими ресурсами региона.
Ниже прилагается список поселений Ставропольской возвышенности, известных на настоящий момент. Порядковый номер списка соответствует номеру на карте.
•  Городище у с. Донского в месте слияний р. Ташлы (Егорлыкской) и р. Тугулук. Время точно не установлено. Предположительно раннее средневековье.
•  Селище в с. Подлужном. VIII — X вв. н. э. Открыто А. В. Гадло.
•  Городище Лесные ключи. VIII — X вв. н. э.
•  Селище в верховьях балки Шахтерской. Слои времени северокавказской культуры и раннего железного века.
•  Селище в среднем течении балки Шахтерской. VIII — X вв. н. э.
•  Селище на юго-восточной окраине с. Пелагиады в месте слияния р. Ташлы (Егорлыкской) и р. Черниковой. VIII — X вв. н. э.
•  Селище у опхоза «Шпаковского» на правом берегу р. Ташлы (Егорлыкской) напротив селища № 6. Время не уточнено.
•  Селище и могильник на р. Черниковой. Скифское время.
•  Чапаевское городище. Сарматское время.                                                                                   
10. Первое Ташлянское городище и могильник. Слои майкопской культуры, сарматского времени к VIII — X вв. н. э., могильник сарматского времени. Открыто С.К. Далем.
•  Круглое земляное сооружение в виде площадки, окруженной рвом. На площадке следы каменных конструкций. Расположено в Таманском лесу г. Ставрополя, правый берег верховий р. Ташлы (Калаусской) напротив второго и третьего Ташлянских поселений. Время не установлено. Предположительно объект культового характера второй половины 1 тыс. до н. э.
•  Второе Ташлянское городище в Таманском лесу г. Ставрополя. Первая половина 1 тыс. до н. э.
•  Третье Ташлянское городище в Таманском лесу г. Ставрополя на Лысой горе. Время не уточнено. Открыто Т.М. Минаевой.
•  Второе поселение на Третьей речке севернее г. Ставрополя. Скифское время.
•  Первое поселение на Третьей речке севернее г. Ставрополя. Слои скифского времени и VIII — X вв. н. э. Открыто Т.М. Минаевой и Л.Н. Глушковым.
•  Городище и могильник у х. Нижнерусского. Предположительно вторая половина 1 тыс. до н. э.
•  Второе городище на р. Вербовке. Предположительно вторая половина 1 тыс. до н. э.
•  Первое городище на р. Вербовке и могильник. Конец V — IV вв. до н. э.
•  Городище и могильник в верховьях балки Беспутки. Конец V — IV вв. до н. э.
•  Грушевское городище. VIII — III вв. до н. э. Открыто В.Г. Гниловским. В научный оборот введено Т.М. Минаевой, А.В. Найденко и А.В. Гадло.
•  Селище на х. Грушевом. Слои раннего железного века и раннего средневековья.
•  Татарские городища. Слои эпохи раннего железного века и VIII — X вв. н. э. Открыты в начале XIX в. В научный оборот введены Т.М. Минаевой.
•  Круглое земляное сооружение у ст. Рождественской, очевидно, культового характера. Предположительно сарматского времени. Открыто по фотографии из архива В.Г. Гниловского.
•  Селище и могильник на р. Жилейке. Конец V — IV вв. до н. э.
•  Городище у горы Холодной над озером Вшивым. Время не установлено.
•  Селище и круглое земляное сооружение у х. Гремучего. Время не установлено.
•  Селище Шестая точка. Предскифский период. ( VIII — первая половина VII вв. до н. э.).
•  Селище Бударка. VIII — X вв. н. э.
•  Селище на г. Стрижамент. Предскифский период ( VIII — первая половина VII вв. до н. э.). Открыто по сведениям А.Б. Белинского.
•  Поселение на кордоне Школьном (Бредихинское городище). Слои сарматского времени и раннего средневековья. Открыто А.Л. Нечитайло.
•  Селище в верховьях балки Дубовой — левого притока р. Развилки выше с. Дубовки. Ранний железный век.
•  Круглое земляное сооружение между с. Дубовкой и с. Калиновским на левом берегу р. Развилки. Предположительно объект культового характера. Время не установлено.
•  Круглое земляное сооружение у с. Калиновского на левом берегу р. Развилки. Предположительно объект культового характера. Время не установлено.
•  Селище в верховьях балки Горькой у х. Кожевникова. Ранний железный век.
•  Селище на левом берегу балки Горькой ниже х. Кожевникова. Предположительно ранний железный век.
•  Круглое земляное сооружение на правом берегу балки Горькой ниже х. Кожевникова. Предположительно объект культового характера. Время не установлено.
•  Селище на левом берегу балки Кизиловки напротив холмов-останцев Два брата. Ранний железный век.
•  Селище и могильник у х. Балки. Слои скифо-сарматского времени и VIII — X вв. н. э.
•  Селище и круглое земляное сооружение в верховьях правого отрога балки Кизиловки. Предположительно ранний железный век.
•  Селище на берегу Коминтерновского пруда у с. Красного. Сарматское время.
•  Городище у х. Нагорного. Вторая половина 1 тыс. до н. э.
42.Селище на р. Бешпагирке. Сарматское время. Открыто А.Б. Белинским.
•  Селище на озере Соленом у с. Калиновки Александровского района. Время не установлено.
•  Городище на горе Высокой у с. Северного. Скифское время.
•  Томузловское городище. Слои скифо-сарматского времени и VIII — X вв. н. э.
•  Краснознаменское поселение. Слои скифского, сарматского и раннесредневекового ( VIII — X вв. н. э.) времени. Открыто В.Г. Петренко.
•  Поселение у Мелиоративного пруда на правом берегу р. Томузловки в одном километре ниже с. Александровского. Сарматское время.
•  Поселение у 15-й кошары колхоза им. Войтика на правом берегу р. Томузловки напротив слияния с р. Грязнушкой. Сарматское время 7.
•  Селище у Суворовского моста на правом берегу р. Терновки Александровского района. Сарматское время.
•  Два круглых земляных сооружения в виде площадок, окруженных рвом и небольшим валом. Предположительно культового характера. Время не установлено.
•  Поселение у пруда Волчьи ворота восточнее с. Новоселицкого. Основной слой сарматского времени. Имеется материал несколько более ранний. Присутствует раннесредневековая керамика. Открыто В.А. Кореняко.
•  Жуковское городище на правом берегу р. Томузловки у х. Жуковского. Открыто А.В. Гадло. VIII — X вв. н. э. с присутствием материала сарматского времени.
Поселения №№ 53—67 открыты и введены в научный оборот А.В. Гадло 8.
•  Селище на северо-западном берегу Сенгилеевского озера. VIII — X  вв. н. э.
•  Селище в Кайдальской балке. VIII — X вв. н. э.
•  Селище севернее станицы Филимоновской. VIII — X вв. н. э.
•  Селище на юго-западном берегу Новотроицкого водохранилища. VIII — X вв. н. э.
•  Селище на северо-восточном берегу Новотроицкого водохранилища. VIII — X вв. н. э.
•  Селище в 4 км западнее х. Нижнерусского. VIII — X вв. н. э.
59. Селище в одном километре южнее станицы Рождественской. VIII — X вв. н. э.
•  Селище в 1,5 км к югу от школы х. Нижнерусского. VIII — X вв. н.   э.
•  Селище в 5 км западнее станицы Рождественской на северном берегу балки Чебрик. VIII — X вв. н.э.
•  Селище на западной окраине станицы Рождественской. VIII — X вв. н. э.
•  Селище на левом берегу р. Вербовки в нижнем течении. VIII — X вв. н. э.
•  Селище на северо-восточной окраине г. Ставрополя (правый берег р. Ташлы Калаусской). VIII — X вв. н. э.
•  Селище у с. Рогатая балка. VIII — X вв. н. э.
•  Селище у с. Гофицкого. VIII — X вв. н. э.
•  Селище у г. Благодарного. VIII — X вв. н. э.
•  Городище Бучинка у г. Ставрополя. Открыто Глушковым Л.Н.
•  Укрепление Змеиная горка на холме-останце. Правый берег р. Грушевки. VIII — X вв. н. э.
•  Мамайское городище. Слои сарматского времени и VIII — X вв. н. э. Открыто и введено в научный оборот Т.М. Минаевой.
•  Поселение у х. Липового в верховьях р. Липовой западнее г. Ставрополя. Предположительно вторая половина 1 тыс. до н. э. Открыто с помощью А.Б. Белинского.
•  Поселение на Павловой даче в г. Ставрополе. Скифское время.
•  Поселение и могильник на пл. Маяковского в г. Ставрополе. Сарматское время. Открыто и введено в научный оборот Т.М. Минаевой. Могильник исследовался Л.Н. Глушковым.
•  Селище у г. Ипатово. Сарматское время и VIII — X вв. н. э.
•  Селище у станицы Каменнобродской. VIII — X вв. н. э. Изучалось X. X. Биджиевым.
•  Селище в с. Новомарьевском. VIII — X вв. н. э.
•  Каряжское городище. Открыто Г.Н. Прозрителевым. Введено в научный оборот Т.М. Минаевой. Время не уточнено. Имеется материал раннего средневековья.
•  Мысовое укрепление в урочище Ближняя Кобловая у с. Северного 9.
Примечания
•  В период выпуска настоящего сборника было выявлено еще 6 поселений (№ 72—77), не нанесенных на карту. Сведения о них смотрите в прилагаемом списке.
•  На Ставропольской возвышенности протекают две речки Ташлы. Одна из них, протекающая по г. Ставрополю, впадает в р:. Калаус (Ташла Калаусская), вторая впадает в р. Егорлык (Ташла Егорлыкская). В данном случае речь идет о Ташле Калаусской.
•  Благодарю В.Г. Петренко за консультацию по датировке стрел.
•  Благодарю В. Г. Петренко за полученную информацию.
•  Сведения получены от начальника Ставропольской археологической новостроечной экспедиции Института археологии С.Н. Кореневского.
•  Сведения получены от В.Г. Петренко.
•  Датировка поселения у 15-й кошары из-за небольшого количества материала имеет предварительный характер. То же относится и к датировке поселения у Суворовского моста.
•  Памятники под номерами 53—67, 75 автором не обследовались. Сужу о них по сведениям А.В. Гадло (№№ 53—67) и Х.Х. Биджиева (№№ 55, 75). Привязка на карте осуществлена приблизительно на основании словесных описаний и исследований.
•  Памятники без указания открывателя выявлены экспедицией Ставропольского краеведческого музея им. Г.К. Праве под руководством автора.
 
Библиографические ссылки
•  Черновалов М.Д. Место Ставрополья в физикогеографическом районировании Предкавказья. В сб. Северный Кавказ. (Физическая историческая география). Ставропольский госпединститут, 1974, вып. 3.
•  Гвоздецкий Н.А. Физическая география Кавказа. Курс лекций, вып. 1. Изд-во МГУ, 1954.
•  Кавказ. М.: Наука, 1966.
•  Дао Динь Бак. Геоморфологическое районирование Ставропольской возвышенности. Изв. Сев.-Кав. научного центра высшей школы. — Естественные науки, 1980, № 3.
•  Калесник С. В. Северный Кавказ и Нижний Дон. М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1946.
•  Марковин В.И. Культура племен Северного Кавказа в эпоху бронзы ( II тыс. до н. э.) — МИА, № 93.
•  Крупное Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М.: Изд-во АН СССР, 1960.
•  Степи Евразии в эпоху средневековья. Археология СССР. М.: Наука, 1981.
•  Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа IV — X вв. Л.: Изд-во ЛГУ, 1979.
•  Гвоздецкий Н.А. Физическая география Кавказа. Курс лекций, вып. 2. Изд-во МГУ, 1958.
•  Гниловской В.Г. Особенности геоморфологии юго-западной части Ставропольской возвышенности. Рукопись автореферата дисс. на соиск. учен. степ. канд. геолого-минералогических наук. Хранится в фондах Ставропольского краеведческого музея им. Г.К. Праве № 23121/213.
•  Черновалов М.Д. Физико-географическая характеристика Ставропольской возвышенности в зоне Кубань-Калаусской обводнительно-оросительной системы (в связи с задачами более полного сельскохозяйственного освоения). Автореферат, дисс. на соиск. учен. степ. канд. географических наук. М.: Изд-во МГУ, 1965.
•  Ковалевская В.Б. Кавказ и аланы. М.; Наука, 1984.
•  Минаева Т.М. К истории алан Верхнего Прикубанья. Ставропольское книжное изд-во, 1971.
•  Леса Ставропольской возвышенности по историко-географическим данным. МИСК, 1971, вып. 12—13.
•  Гниловской В.Г. Первое печатное географическое описание Ставрополья. — МИСК, 1954, вып. 6.
•  Прозрителев Г.Н. Ставропольская губерния в историческом, хозяйственном и бытовом отношениях. Ставрополь, 1920, ч. 1.
•  Архив Г.Н. Прозрителева, хранящийся в фондах Ставропольского краеведческого музея им. Г.К. Праве. Ф. 1, м/д 535.
•  Минаева Т.М. Памятники эпохи раннего средневековья на Ставропольской возвышенности. — МИСК, 1949, вып. 1.
•  Охонько Н.А., Отюцкий И.В. Богатое захоронение гуннского времени у г. Зеленокумска. — СА, 1982, № 4.
•  Нечитайло А.Л. Археологические разведки Ставропольского музея в 1960 г. — МИСК, 1964, вып. 11.
•  Гадло А.В. Памятники салтово-маяцкой культуры в Центральном Предкавказье. V Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа (тезисы докладов). Махачкала, 1975.
•  Гадло А.В. Кавказская археолого-этнографическая экспедиция 1966—1981 гг. — Вестник ЛГУ, 1982, № 2.
•  Гадло А.В. Салтово-маяцкие (протоболгарские) памятники в восточной части Ставрополья. X Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа (тезисы доклада). М.: Изд-во Института археологии АН СССР, 1980.
•  Гадло А.В. Археолого-этнографические исследования 1972 года в западных районах Ставропольского края. — МИСК, 1976, вып. 14.
•  Гадло А.В., Найденко А.В. Работы в Ставропольском крае. — АО, 1973, М., 1974.
•  Очерки истории Ставропольского края. Т. 1, Ставрополь, 1984.
•  Биджиев X. X. Раскопки раннесредневековых памятников Карачаево-Черкесии и Ставропольского края. — АО, 1983, М., 1985.
•  Найденко А.В. Раскопки Грушевского городища. — IV Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа (тезисы докладов). Орджоникидзе, 1974.
•  Гадло А.В., Найдеико А.В. Исследование Грушевского городища под Ставрополем. — МИСК, 1973, № 15—16.
•  Охонько Н.А. Отчет об археологических работах на Ташлянском поселении в г. Ставрополе. 1981 г. — Архив Института археологии АН СССР, № 8553.
•  Охонько Н.А. Отчет об археологических разведках в Ставропольском крае в 1982 г.— Архив Института археологии АН СССР, № 9110.
•  Охонько Н.А. Отчет об археологических разведках в Ставропольском крае в 1983 г.— Фонды Ставропольского краеведческого музея им. Г.К. Правд, м. д. 1655, № 7233.
•  Нечитайло А.Л. Верхнее Прикубанье в бронзовом веке. Киев, Наукова думка, 1978.
•  Формозов А.А. Археологические исследования пещер в верховьях р. Белой в Краснодарском крае. Сборник материалов по археологии Адыгеи. Т. 11, Майкоп, 1961.
•  Формозов А.А. Каменный век и энеолит Прикубанья. М.: Наука, 1965.
•  Нечитайло А.Л. Элементы степных культур в памятниках ранней бронзы Северного Кавказа. — МИСК, 1971, вып. 15—16.
•  Виноградов В.Б., Дударев С.Л., Рунич А.П. Киммерийско-кавказские связи. — В сб.: Скифия и Кавказ. Наукова думка, 1980.
•  Афанасьев Г.Е., Козенкова В.И. О неизвестных погребальных комплексах предскифского периода из окрестностей Кисловодска. — СА, 1981, № 2.
•  Iллiнська В.А. Бронзов i наконечники стрiл так званого жаботинського i новочеркаського тип i в. — Археолог i я, 1973, 12.
•  Козенкова В.И. Типология и хронологическая классификация предметов кобанской культуры. Восточный вариант.— САИ, 1982, вып. 2—5.
•  Петренко В.Г. Погребальные комплексы и находки у с. Пелагиада. — СА, 1984, № 2.
•  Козенкова В.И. О границах западного варианта кобанской культуры. — СА, 1981, № 3.
•  Белов Г.Д. Некрополь Херсонеса классической эпохи. — СА, 1981, № 3.
•  Анфимов Н.В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской. — МИА, 1953, № 23.
46. Меотские городища аулов Октябрьский и Шенджия. — В кн.: Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп, 1984.
•  Петренко В.Г. Скифская культура на Северном Кавказе. Асб. ГЭ, 1983, № 23.
•  Петренко В.Г. Изображение богини Иштар из кургана в Ставрополье. — КСИА, 1980, № 162.
•  Минаева Т.М. Археологические материалы скифского времени в Ставропольском краевом музее. — МИСК, 1956, вып. 8.
•  Охонько Н.А. Отчет о раскопках Ставропольского кургана № 1 в г. Ставрополе. — Архив Института археологии АН СССР, 1980.
•  Абрамова М.П. О хронологии ранней группы погребений Нижне-Джулатского могильника. — КСИА, 1983, вып. 176.
•  Кореняко В.А. Погребение сарматского времени в кургане у с. Новоселицкое в Ставропольском крае. — КСИА, 1980, № 162.
•  Кореняко В.А., Найденко А.В. Погребения раннего железного века в курганах на р. Томузловке (Ставропольский край). — СА, 1977, № 3.
•  Ильинская В.А., Тереножкин А.И. Скифия VII — IV вв., до н. э. Киев; Наукова думка, 1983.
•  Кузнецов В.А. Очерки истории алан. Орджоникидзе. Изд-во «ИР», 1984.
•  Биджиев X.Х. Хумаринское городище. Черкесск, 1983.
•  Якобсон А.Л. Средневековые пифосы Северного Причерноморья. СА, 1966, № 2.
•  Плетнева С.А. Керамика Саркела — Белой Вежи. МИА, 1959, № 75.
•  Плетнева С.А. Кочевники средневековья. М.: Наука, 1982.
•  Минаева Т.М. Городище на балке Адиюх в Черкесии. — Сб. научных трудов Ставропольского госпединститута. 1955, вып. 9.
•  Алексеева Е.П. Памятники меотской и сармато-аланской культуры Карачаево-Черкесии // Труды Карачаево-Черкесского НИИ, вып. V (серия историческая). Ставрополь, 1966.
•  Анфимов Н.В. Земледелие у меото-сарматских племен Прикубанья. — МИА, 1951, № 23.
 
Источник: Охонько Н.А. Археологические памятники Ставропольской возвышенности и вопросы заселения Центрального Предкавказья в древности и средневековье // Материалы по изучению Ставропольского края. — Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 1988. — Вып. 15—16. — С. 243—291.
www.altstav.ru/stv/stv216.php
www.rgo.ru/ru/stavropol
 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.